Случайный афоризм
Тот, кто пытается стать писателем, подобен не окончившему автомобильной школы шоферу, который на полной скорости гонит по улице машину. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Король просит дать письменное распоряжение сенешалю Кантабрии вновь
снарядить войско, что я сейчас и сделаю.
     Герцог одобрил решение сына и вместе с архиепископом и падре  Антонио
поспешил встречать папского легата, кардинала Энцо  Манчини,  который  как
раз выходил из носилок.
     - Любезный, - обратился Филипп к  гонцу.  -  Когда  ты  предполагаешь
отправиться в обратный путь?
     - Желательно завтра на рассвете, монсеньор.  Меня  предупредили,  что
дело не терпит отлагательства. -  И  перейдя  на  арабский  язык,  который
Филипп выучил в Кастилии, он добавил: - У меня есть  еще  одно  поручение,
господин. Неофициальное.
     - Какое?
     - Письмо от известного вам лица. Король об этом ничего не знает.
     Филипп настороженно огляделся  вокруг  себя.  Отец  стоял  поодаль  и
разговаривал с папским легатом, но время от времени искоса посматривал  на
него. Дворяне и слуги, мигом сообразив, что  речь  идет  о  чем-то  сугубо
конфиденциальном, деликатно поотступали на несколько  шагов.  Зато  Эрнан,
который, проходя мимо, расслышал последние слова  гонца,  тотчас  оказался
рядом с Филиппом.
     - Тайный сговор с эмиром, а? - спросил  он  по-арабски,  и  губы  его
растянулись в хитрой усмешке.
     - Не паясничай, дружище! - огрызнулся Филипп,  невольно  краснея;  он
догадывался, от кого было письмо. И к гонцу: - Ну, давай, любезный!
     Тот ловко извлек из кармана ливреи небольшой  пакет,  который  Филипп
сразу же спрятал в пышных складках своей мантии, даже не взглянув на него.
Проверив на ощупь рельефные очертания печати, он убедился, что догадка его
верна.
     Филипп поманил к себе Габриеля и поручил его  заботам  гонца.  Первый
дворянин принца пригласил  своего  подопечного  следовать  за  ним;  к  их
компании присоединился Эрнан с явным намерением взять кастильца в оборот и
выведать у него самые свежие толедские сплетни. Между тем Филипп подошел к
отцу и группе прелатов.
     - Милостивые государи, - сказал  он.  -  Прошу  великодушно  простить
меня,  но,  к  сожалению,  я  вынужден  покинуть  вас  -  имею  неотложную
корреспонденцию.
     - О да, конечно, - согласился герцог, отойдя с Филиппом в сторону.  -
Государственные дела не дают нам покоя ни днем,  ни  ночью...  Гм.  Это  в
равной степени относится и к  делам  любовным...  Да  что  ты  смущаешься,
словно невинная девица! - добавил он с понимающей улыбкой.  -  Вот  уж  не
думал я, что знаменитого сердцееда дона  Фелипе  из  Кантабрии  можно  так
просто привести в замешательство... Ну, ладно, ступай разбирайся со  своей
корреспонденцией, а я тем временем немного отдохну. Когда же освободишься,
непременно зайди ко мне. Есть одно дело, также не терпящее проволочек, а в
следующие  несколько  дней  нам  вряд  ли  представится  случай   спокойно
потолковать. Там, - герцог неопределенно махнул рукой, имея в  виду  город
за внутренними стенами замка, - уже начались оргии. У нас вскоре будет  то
же самое.
     - Добро, отец, - сказал Филипп. - Я постараюсь освободиться как можно
быстрее.
     Переодевшись,  Филипп  уединился  в  своем  кабинете,  первым   делом
распечатал второе письмо и умиленно улыбнулся, узнав  по-детски  неуклюжий
почерк Норы. Но эта умиленная улыбка  напрочь  исчезла  с  его  лица,  как
только он прочел первые строки:
     "Любимый мой!
     В эти печальные для меня и всей нашей семьи дни,  омраченные  утратой
царственного отца, я решилась написать тебе, побуждаемая к  тому  тяжелыми
грозовыми тучами, надвигающимися на ранее ясный и чистый  небосклон  нашей
любви..."
     Сердце Филиппа екнуло и болезненно  заныло.  Еще  ничего  не  зная  о
природе упомянутых Норой грозовых туч, он уже понял, что потерял ее так же

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.