Случайный афоризм
Ни один жанр литературы не содержит столько вымысла, сколько биографический. Уильям Эллери Чэннинг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

коннетабль* Беарна! - объявил Габриель.
     Важной походкой Эрнан приблизился к алтарю,  принял  из  рук  Филиппа
меч, поцеловал головку его эфеса  и,  преклонив  колени,  положил  его  на
престол.
     Преподобный отец Антонио, который, наспех уладив свои дела в  Толедо,
связанные с передачей прихода церкви святого  Иосифа  другому  священнику,
успел все-таки прибыть в Тараскон в самую пору, чтобы  принять  участие  в
церемонии коронации  в  качестве  нового  канцлера  княжества,  достал  из
инкрустированной шкатулки княжеский перстень  с  печаткой  и  передал  его
архиепископу. Марк надел этот перстень на палец Филиппу,  затем  вложил  в
его правую руку скипетр суверена, а в  левую  -  жезл  правосудия.  Филипп
опустился на колени перед алтарем.
     Также преклонив колени, архиепископ взял из дарохранительницы золотую
княжескую корону, увенчанную большим рубином, а Габриель  де  Шеверни  тем
временем  начал  вызывать  присутствовавших  на  церемонии  могущественных
вельмож Беарна и Балеар:
     - Великолепный и грозный сеньор Гастон, граф Альбре!
     К Филиппу  подошел  самый  могущественный  из  его  подданных  и  его
двоюродный брат.
     - Великолепный и грозный сеньор Робер, виконт де Бигор!
     Это был отец его друга, Симона де Бигора. Сам же Симон стоял  поодаль
и только тем и занимался, что исподтишка толкал  локтем  свою  жену,  г-жу
Амелину Альбре де Бигор, которая не отводила от Филиппа сияющих глаз.
     - Великолепный и грозный сеньор Филипп, граф Арманьяка!  -  продолжал
вызывать Габриель. - Великолепный и грозный сеньор...
     Девять могущественных вельмож Беарна и Балеар стали полукругом  перед
алтарем, и тогда архиепископ возложил корону на чело Филиппа.
     - Венчает тебя Господь! - раздались под сводами древнего собора слова
прелата.
     Девять вельмож по очереди прикоснулись к короне, присягнув тем  самым
на верность своему новому государю. Архиепископ помог Филиппу подняться  с
колен, повернулся с ним к пастве и торжественно провозгласил:
     - Господа! Перед вами ваш принц Филипп, законный правитель  Беарна  и
Балеарских островов,  венчанный  на  княжение  Господом  Богом  нашим.  Да
здравствует принц!
     - Да здравствует принц! - хором повторили девять вельмож.
     -  Да   здравствует   принц!   -   подхватили   остальные   подданные
Филиппа-старшего и Филиппа-младшего.
     Вновь загудели колокола собора, и вновь их  медный  перезвон  понесся
все дальше и дальше, распространяясь, казалось, на весь мир.
     В  сопровождении  прелатов,  могущественных  вельмож,   великолепного
коннетабля, канцлера и свиты своих дворян Филипп направился  к  выходу  из
собора, где его  ждала  ликующая  толпа  простонародья  и  мелкопоместного
дворянства.  Длительная  и  изнурительная  церемония  коронации   порядком
утомила его, и все его тело ломило от усталости, однако держался он  гордо
и величественно, всем своим видом изображая бодрячка.  Это  был  день  его
торжества, день его победы: за полмесяца до исполнения ему двадцати одного
года, Филипп Аквитанский, прозванный Красивым, третий сын герцога, стал не
просто владетельным князем - но и суверенным государем.
     На полпути к выходу взгляд Филиппа случайно... впрочем, не так  уж  и
случайно  встретился  с  ясным   взглядом   самой   прекрасной   из   всех
присутствовавших в соборе женщин - Амелины. Он украдкой улыбнулся ей, а  в
голову ему пришло несколько ну совсем неуместных в этом святом месте  и  в
этой торжественной обстановке мыслей. Вот  одна  из  них,  пожалуй,  самая
невинная:
     "Когда-то я бежал от тебя - но теперь не убегу. Теперь  ты,  милочка,
никуда от меня не денешься..."




1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.