Случайный афоризм
Критиковать автора легко, но трудно его оценить. Люк де Клапье Вовенарг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1940 году скончался(-лась) Исаак Эммануилович Бабель


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

сразу бросился искать утешения в объятиях Норы, наскоро убедив себя в том,
что именно она, а не Бланка, является лучшей из женщин сущих (после Луизы,
конечно).
     Теперь Филипп ни от кого не скрывал своей связи с Норой и в ответ  на
замечание короля, высказанное, кстати, в весьма корректной  и  толерантной
форме, он очень грубо огрызнулся: дескать, это его  личное  дело,  как  он
ухаживает за своей будущей женой, и  даже  его  будущий  тесть  не  вправе
совать свой нос в их постель. Дон Фернандо был немало смущен и обескуражен
такой  резкой  и  откровенно  циничной  отповедью,  но   молча   проглотил
оскорбление, чувствуя свою вину перед Филиппом, и больше не стал возражать
против их отношений до брака.
     Впрочем, надо отдать  должное  Филиппу:  не  собираясь  скрывать  эту
связь, он, вместе с тем, не афишировал ее. К его большому удивлению,  двор
весьма скептически отнесся к слухам о грехопадении младшей дочери  короля,
и мало кто в это поверил. К тому времени  Норе  лишь  недавно  исполнилось
тринадцать лет, по натуре своей она была  еще  наивным,  легкомысленным  и
шаловливым ребенком, и все почитали ее за  малое  дитя.  А  тесную  дружбу
между ней и Филиппом придворные склонны были объяснять тем,  что  они  оба
были очень привязаны к Бланке и, грустя по ней, находили отраду в обществе
друг друга - что, впрочем, и не было так уж далеко от истины.  Эту  версию
косвенно подтверждало также и то обстоятельство, что Альфонсо, чья  нежная
любовь к Бланке была общеизвестна, большую часть своего свободного времени
проводил вместе с Филиппом и Норой.
     Что же касается самого Филиппа,  то  он,  в  отместку  королю,  решил
заставить его поволноваться и все тянул с просьбой руки Норы. Дон Фернандо
не рисковал торопить Филиппа, побаиваясь, как бы тот вовсе не передумал, и
жил в постоянном  страхе  потерять  зятя,  на  которого  возлагал  большие
надежды. Альфонсо же, так и не простивший отцу брака Бланки с  Александром
Бискайским, втайне злорадствовал, глядя на его мытарства. Ну а Нора,  хоть
ее и огорчило, что Филипп тайком от нее собирался жениться на Бланке,  все
же была потрясена жестокостью отца, и чувство вины перед сестрой,  которую
она всем сердцем любила, нет-нет да  давало  о  себе  знать.  Филипп,  уже
смирившийся с тем, что ему придется жениться на Норе,  сильно  подозревал,
что это чувство вины со временем будет расти и в конце концов  отравит  их
совместную жизнь, а призрак Бланки всегда будет стоять между ними...
     А весной между Кастилией  и  Гранадой  разразилась  очередная  война,
вскоре закончившаяся очередным перемирием. Филипп также принял  участие  в
походе против мавров во главе своего кантабрийского войска, и уже находясь
в Андалусии, он совершенно неожиданно для себя получил от отца  письмо,  в
котором тот звал его к себе, просил как можно скорее приехать в Тараскон.
     Хотя  рассудком  Филипп  не  любил  герцога,  зов   крови,   внезапно
проснувшийся в нем, все же оказался сильнее воспоминаний о былых обидах  и
унижениях, и читая письмо отца, он не мог сдержаться  и  то  и  дело  тихо
всхлипывал от счастья, а по его щекам катились слезы. Полученное им письмо
означало, что подошло  к  концу  его  долгое  изгнание.  Теперь  он  может
вернуться в родной дом, в тот милый его сердцу уголок  земли,  который  он
называл своей родиной, в тот край, где он сделал  свои  первые  шаги,  где
прошло все его детство, где под  высокими  сводами  пиренейского  неба  он
познал  прекрасное  и  неповторимое  счастье  первое   любви   и   впервые
почувствовал себя мужчиной...



                      11. ДОН ФИЛИПП, ПРИНЦ БЕАРНСКИЙ

     В воскресенье 15  мая  1452  года,  спустя  ровно  три  недели  после
возвращения  Филиппа  домой,  с   раннего   утра   гудели   все   колокола
кафедрального собора  викариальной  епархии  Пиреней,  что  на  территории
большого аббатства ордена святого Бенедикта в  двух  милях  от  Тараскона.
Медный  перезвон  разносился  на  многие  мили  вокруг   и,   подхваченный

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.