Случайный афоризм
Профессиональный писатель - изобретение буржуазной эпохи. Эмиль Мишель Чоран
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

без обиняков сказал падре. По форме это был вопрос, но произнесен он был с
утвердительной интонацией.
     Бланка густо покраснела и в замешательстве опустила глаза.
     - Ну... В общем... - Минуту помолчав, она совладала с собой и открыто
взглянула на падре.  -  Вы  задали  прямой  вопрос,  дон  Антонио,  и  это
предполагает такой же прямой ответ. К сожалению, я не  могу  ответить  вам
прямо, поскольку сама еще не знаю ответа. Я не знаю, что такое любовь.  Но
если вы спросите меня, хочу ли я стать женой Филиппа,  то  я  отвечу:  да,
хочу. Очень хочу! При одной мысли об  этом  меня...  -  Она  запнулась.  -
Простите, я говорю слишком откровенно,  но  я  так  взволнована  тем,  что
услышала от вас, что теряю над собой  контроль.  Конечно,  я  хочу,  чтобы
Филипп женился на мне, чтобы он всегда был со мной,  хочу,  чтобы  он  был
спутником всей моей жизни. Я давно этого хотела и мечтала о том дне, когда
мы поженимся. И будь у меня выбор, я бы не  задумываясь  предпочла  его  и
Педро Арагонскому, и даже Августу Юлию, потому что он мне нравится  больше
всех остальных. Если это и есть любовь, то да, я люблю Филиппа.
     - И вы считаете, что будете счастливы с ним?
     - Да... То есть, надеюсь на это.
     - Уверяю вас, дочь моя, - проникновенно сказал  падре.  -  Филипп  не
обманет ваших надежд. Я, конечно, не могу ручаться за его верность,  но  я
знаю, как серьезно он относится к семье и браку. Вы всегда будете  главной
женщиной в его жизни, его супругой, матерью  его  детей...  -  Преподобный
отец поднялся с кресла, понимая, что сделал  все,  что  мог,  а  остальное
теперь зависит от Бланки. - Я не стану торопить вас с ответом,  принцесса.
Время у нас еще есть, так что хорошенько обдумайте все, взвесьте,  и  если
вы  решитесь,   то   вечером   накануне   предполагаемого   венчания,   на
торжественном приеме, когда должен быть подписан брачный договор, я сделаю
свое заявление.
     - Хорошо, дон Антонио, - сказала Бланка. - Я подумаю.
     К  сожалению,  этот  разговор  так  и  остался  лишь  разговором,   и
предложенный падре Антонио план не был приведен в  исполнение.  Дальнейшее
поведение Бланки не поддается никакому логическому объяснению. Чуть позже,
после ухода падре, когда эйфория, вызванная известием о  том,  что  Филипп
твердо  намерен  жениться  на  ней,  пошла  на  убыль,  Бланка   со   всей
отчетливостью поняла, ЧТО ЖЕ случилось на  самом  деле.  Впервые  в  своей
жизни она лицом к лицу столкнулась с людской подлостью, и человек, что так
жестоко, так коварно и вероломно обошелся с ней, был ее родной отец. Отец,
которого она глубоко уважала и любила, которым она  искренне  восхищалась,
который всегда и во всем был для нее  примером...  Жестокое  разочарование
постигло  юную  шестнадцатилетнюю  принцессу  -  не  по  годам   умную   и
рассудительную девушку, но еще  не  подготовленную  к  встрече  с  суровой
действительностью. Ее  душа  была  по-детски  чиста  и  непорочна,  сердце
ранимое, а разум мнительный, и это ужасающее открытие напрочь парализовало
ее волю, сковало инициативу, лишило ее сил и всяческого  желания  бороться
за себя, за свою любовь, за свое счастье...
     С крушением идеала, которым был для нее отец, Бланка  потеряла  почву
под ногами. Ей стало безразличным ее же собственное будущее, ей  было  все
равно, что готовит ей день грядущий, она вообще не хотела  жить.  И  когда
накануне свадьбы к ней явился падре Антонио, чтобы узнать  о  ее  решении,
Бланка отказалась с ним встретиться и лишь велела  передать  ему  короткое
"нет".
     А  на  следующее  утро  она  безропотно  пошла  под  венец  с  графом
Бискайским, все плыло вокруг нее, как в  тумане,  губы  ее  сами  по  себе
отрешенно промолвили: "Да", - и она стала его женой. И  только  ночью,  на
брачном ложе, когда острая боль в  лоне  пробудила  ее  от  этого  жуткого
полусна, Бланка с ужасом осознала, ЧТО она натворила...
     Филипп прибыл в Толедо на третий день после свадьбы Бланки, когда она
уже готовилась к отъезду в Наварру, где ей предстояло жить вместе с мужем.
Узнав от падре Антонио обо  всем  происшедшем,  он  до  глубины  души  был
оскорблен ее отказом и даже не захотел попрощаться с ней. Вместо того,  он

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.