Случайный афоризм
Величайшую славу народа составляют его писатели. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Еще нет, - мягко возразил падре. - Вас только собираются принести в
жертву - но заклание еще не свершилось.
     Во взгляде Бланки засияла робкая надежда.
     - Этого можно избежать? - спросила она. - Но как? Как?!
     - Если ваш брат дон Альфонсо и Филипп успеют вернуться  в  Толедо  до
дня вашей свадьбы, они смогут расстроить ее.
     - Но вряд ли они успеют, - с горечью  заметила  Бланка.  -  Отец  все
рассчитал.
     - Боюсь, вы правы. Я тоже думаю, что они не успеют.  Поэтому  сегодня
на рассвете я отрядил в  Сарагосу  гонца  с  письмом,  в  котором  извещаю
Филиппа обо всем происшедшем и предлагаю ему свой план...
     - План? - оживилась Бланка. - Какой план?
     - Как выгадать время для возвращения Филиппа и вашего брата.
     - Так говорите же! - почти выкрикнула Бланка.
     Падре сплел пальцы рук и в упор посмотрел на нее.
     - Принцесса, ради вас и Филиппа я готов  взять  грех  на  душу  и  во
всеуслышание заявить, что вы с ним тайно обвенчаны.
     Бланка вцепилась своими маленькими пальчиками в подлокотники кресла и
подалась вперед.
     - Боже, милостивый! - выдохнула она. - Вы это сделаете?
     -  Да,  сделаю,  -  решительно  кивнул  падре  Антонио.  -  С  вашего
позволения, разумеется. За согласие Филиппа я ручаюсь.
     - Но ведь это будет ложью!
     - Знаю. Я солгу. Вам  же  лгать  необязательно  -  вы  можете  просто
отмалчиваться и дожидаться приезда Филиппа. Я ему написал, что  он  должен
говорить, уж  он-то  зальется  соловьем,  не  сомневайтесь.  У  меня  есть
небольшой  приход  -  церковь  Святого  Иосифа.  Может,  вы  знаете,   это
поблизости особняка Филиппа...
     - Да, падре, я знаю.
     - Так вот, я уже сделал в церковной книге  запись  о  вашем  браке  -
задним числом, семнадцатым декабря прошлого года. Я выбрал эту дату только
потому, что в конце той страницы осталось много свободного места - как раз
достаточно для того, чтобы...
     - Минуточку! - перебила его Бланка, с трудом переводя дыхание;  глаза
ее лихорадочно блестели. - Я в смятении, падре. Вы меня  шокировали.  Ваше
предложение, это... это не только противозаконно, это богопротивно, это не
по-божески. Такой, с позволения сказать, брак будет  недействителен  перед
небесами.
     - Это не имеет никакого значения, - успокоил ее дон Антонио.  -  Брак
все равно будет признан недействительным с точки зрения закона и церковных
канонов, но процедура его анулирования займет определенное  время,  причем
немалое.
     - Уж отец-то позаботится, чтобы это время было сведено к минимуму.
     Падре покачал головой.
     - Не все  так  просто,  моя  принцесса.  Еще  в  конце  осени  Филипп
испрашивал у Святого Престола согласия на брак с вами и получил  его.  Ваш
отец тоже дал свое согласие - правда в устной форме и конфиденциально,  но
я могу это подтвердить. В любом случае архиепископ  потребует  тщательного
рассмотрения дела - и непременно в присутствии Филиппа, чего,  собственно,
мы и добиваемся. Надеюсь, ваш брат, дон Альфонсо, сумеет убедить  государя
отца вашего изменить свое решение. А что до Филиппа, то будьте уверены, он
найдет способ заставить графа Бискайского отказаться от брака с вами.
     - Да, - кивнула Бланка. - Я в этом уверена.
     В комнате надолго воцарилось молчание. Позабыв о  правилах  приличия,
Бланка ожесточенно  грызла  своими  острыми  зубками  коротко  остриженный
ноготь большого пальца правой руки. Наконец, она  спохватилась,  торопливо
отняла руку ото рта и немного смущенно произнесла:
     - Вы меня искушаете, преподобный отец. Должна признать,  что  соблазн
очень велик.
     - Вы любите Филиппа, не так ли? - видя, что она все  еще  колеблется,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.