Случайный афоризм
Если бы я был царь, я бы издал закон, что писатель, который употребит слово, значения которого он не может объяснить, лишается права писать и получает 100 ударов розог. Лев Николаевич Толстой
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - А следовательно, - между тем продолжал король, - речь идет о  вашем
браке с Элеонорой.
     - Однако, - осторожно возразил Филипп. - Осмелюсь заметить, дядя, что
насчет Норы ни у кого нет никаких подозрений, тогда как Бланка...
     Дон Фернандо заскрежетал зубами. Филипп скользнул взглядом по столу в
поисках других чернильниц и с облегчением отметил, что все  они  находятся
вне  пределов  досягаемости  рук  короля...  Зато   массивный   серебряный
подсвечник был совсем рядом!
     - Ах да! - угрюмо произнес король. - Хорошо, что напомнили.  Ведь  вы
не только соблазнили мою младшую дочь, но и опозорили в глазах всего света
старшую. И что прикажете с вами делать?
     - Понятно что, - ответил Филипп. - Выдать за меня Бланку.
     - А как же Элеонора?
     - Про нее никто ничего не знает. Она  еще  юна,  в  глазах  света  не
скомпрометирована и сможет  подождать,  пока  император  не  разведется  с
Изабеллой Французской. Августу Юлию, полагаю, все  едино,  на  которой  из
ваших дочерей жениться. Даже, думаю, теперь он скорее предпочтет Нору, чем
Бланку.
     Дон  Фернандо  издал  короткий  нервный  смешок.  Филипп  понял,  что
затронул еще одну болезненную для короля тему.
     - Неужели вы такой наивный, племянник? Или вы  лукавите?  Думаете,  я
всерьез надеюсь, что императору удастся  получить  развод?  Кабы  не  так!
Дудки он его получит! Эта канитель с консилиумами длится уже четыре года и
будет продолжаться до самого светопреставления. Валерий Юлий и Гвидо Конти
ни за что не позволят императору заиметь наследника престола.
     - Тем более, - сказал  Филипп.  -  Коль  скоро  Бланка  осталась  без
жениха, позвольте мне жениться на ней. А что касается Норы, то ей это не к
спеху. У вас будет  достаточно  времени,  чтобы  подыскать  ей  подходящую
партию. К примеру, чем плох тот же Педро Арагонский?
     Король гадко ухмыльнулся.
     - Так вы, оказывается, печетесь про моих дочерей, словно отец родной!
     - Я пекусь прежде всего  о  себе,  дядя.  Но  в  данном  случае  наши
интересы совпадают: вы хотите уладить  скандал  с  наименьшим  уроном  для
вашей семьи - а я безумно хочу жениться на Бланке.
     - Да ну! Так-таки и безумно!
     - Да, дядя. Я не стану  утверждать,  что  безумно  люблю  Бланку,  но
лучшей спутницы всей моей жизни мне вовек не найти. Осмелюсь предположить,
что она обо мне такого же мнения.
     Дон Фернандо утвердительно кивнул и смог сдержать улыбки.
     - И не ошибетесь. Когда я прознал об этих сплетнях и вызвал Бланку  к
себе, она тотчас же заявила, что вы соблазнили ее, и потребовала, чтобы  я
заставил вас жениться на ней.
     - Тогда как же...
     - Элеонора  во  всем  созналась.  Она  обозвала  Бланку  бессовестной
обманщицей,  обвинила  ее  в  намерении  увести  чужого  жениха  и   также
потребовала... -  Король  умолк  и  сокрушенно  покачал  головой.  -  Нет,
определенно, вы негодяй, мой любезный племянник. Я слыхивал,  что  нередко
женщины из-за вас дерутся, но разве мог  я  предложить...  Право,  даже  в
самом кошмарном сне мне не могло привидеться,  что  мои  дочери  повздорят
между собой, выясняя, кого же из них вы на самом  деле  соблазнили.  -  Он
вздохнул. - Ладно, сантименты в сторону. Значит,  вы  хотите  жениться  на
Бланке?
     - Да, дядя. Относительно Бланки у меня вполне серьезные намерения.  Я
считаю, что из нее получится замечательная королева Галлии.
     - Ого! - сказал король. - Стало быть, вы метите на галльскую корону?!
А не слишком ли опережаете события? Король Робер не намного старше вас;  к
тому же ни он, ни королева Мария не бесплодны, и дети у них, возможно, еще
будут.
     Филипп покачал головой.
     - Это несущественно. Тулузская династия изжила себя, и Робер Третий -

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.