Случайный афоризм
В произведении гения обычный читатель ищет мудрость, в произведении новичка - ошибки. И, как правило, находит именно то, что ищет. Вот почему найти обратное такой читатель может лишь по случайности. Гарун Агацарский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Вскоре у  фонтана  перед  беседкой  собрались  почти  все  придворные
герцога, а тот, отступив на шаг, все смотрел на Филиппа сияющими  глазами.
Впервые он видел в нем своего сына, свою кровь и плоть - а также  кровь  и
плоть женщины, которую любил больше всего на свете.
     - Господи! - прошептал герцог. -  Ведь  у  тебя  материнская  улыбка,
Филипп!.. Как я не замечал этого раньше?
     - Раньше я никогда не улыбался в  вашем  присутствии,  отец,  -  тихо
ответил ему Филипп, глотая слезы. - Теперь буду... Обязательно буду...



                         10. БЛАНКА КАСТИЛЬСКАЯ

     Между событиями, описанными в двух предыдущих главах,  лежит  отрезок
времени длиной почти в семь лет. О любви Филиппа к  Луизе  можно  сочинить
мелодраматическую историю с душещипательным  финалом,  а  о  его  любовных
похождениях в Толедо - внушительный сборник новелл в жанре крутой эротики,
но это завело бы нас далеко в сторону от намеченного нами пути. Посему мы,
не мудрствуя лукаво, сделали то, что сделали  -  одним  махом  перешагнули
через семь лет и... остановились в растерянности. Жизнь - это песня, а  из
песни слов не выкинешь; так и прожитые Филиппом  годы  на  чужбине  нельзя
просто вычеркнуть из его биографии. И уж тем более,  что  при  кастильском
дворе его жизнь была  тесно  переплетена  с  жизнью  другого  героя  нашей
повести, вернее, героини, о которой сейчас и пойдет речь...
     В разговоре герцога с Эрнаном де Шатофьером и  Габриелем  де  Шеверни
уже упоминалось о принцессе Бланке, старшей дочери кастильского короля,  а
также  о  ее  предполагаемой  любовной  связи  с  Филиппом.  Мы   намерены
приподнять завесу таинственности над их отношениями, и тогда нашему  взору
откроется  нечто  весьма  любопытное,  совершенно   неожиданное   и   даже
курьезное. Вкратце, это сказ о  том,  как  людской  молвой  было  очернено
доброе имя Бланки и как из невесты Римского  императора  она  стала  женой
графа Бискайского.
     Отношение Филиппа к  Бланке  с  самого  момента  их  знакомства  было
особенным, отличным от его отношения ко всем прочим женщинам; и не  только
потому, что их дружба носила крайне целомудренный характер (отнюдь  не  по
вине Филиппа, кстати сказать), но еще  и  потому,  что  сама  Бланка  была
необыкновенной  девушкой.  Когда  весной  1447  года  Филипп,  извлеченный
Альфонсо из кантабрийской глуши, где он прятался от суеты мирской, приехал
в  Толедо,  Бланке  едва  лишь  исполнилось   одиннадцать   лет,   и   она
только-только стала девушкой в полном смысле этого слова, но уже тогда она
была необычайно привлекательна  и  желанна.  Невысокая,  хрупкая,  изящная
шатенка с большими темно-карими глазами, Бланка очаровывала Филиппа не так
своей внешностью (которая была у  него  вполне  заурядной),  как  красотой
своей внутренней, острым и гибким, чисто  мальчишеским  умом,  невероятной
проницательностью, кротостью и мягкостью в обхождении  с  людьми,  умением
понимать других и сопереживать, что непостижимым образом сочеталось в  ней
с властностью и высокомерием, а  также  некоторой  язвительностью.  Филипп
избегал  называть  ее  красавицей  (что,  по  большому  счету,   было   бы
неправдой), но он считал ее прекрасной. Вскоре после их знакомства  Бланка
и Филипп стали закадычными друзьями, и это давало сплетникам обильную пищу
для досужих домыслов, а у Альфонсо иной раз вызывало приступы  ревности  -
он был очень привязан к старшей из  своих  сестер,  а  в  глубине  души  -
безнадежно влюблен в нее.
     Взрослея, Бланка все  больше  привлекала  Филиппа,  и  все  чаще  его
посещали мысли о женитьбе на ней, но поначалу он решительно гнал их прочь,
потому как страшился одного этого слова - ЖЕНИТЬБА! Смерть Луизы сокрушила
его наивные детские мечты о счастливом браке, об уютном семейном очаге,  и
впоследствии, даже смирившись с потерей любимой, он не подпускал  ни  одну
женщину слишком близко к своему сердцу,  панически  боясь  снова  испытать
боль и горечь утраты. Ему нравились женщины, многие слышали от него  слова

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.