Случайный афоризм
То, что написано без усилий, читается, как правило, без удовольствия. Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

говорить-то! Ехал бы по дороге, горя бы не знал. А так, нашелся один олух,
что посоветовал ему поехать через лес, так-де ближе будет, а другой  олух,
то бишь он сам, последовал этому совету. И вот результат - заблудился.  Он
заблудился! Лучший охотник королевства! Как  узнают  при  дворе,  смеху-то
будет... И главное, что смеяться будут не в глаза, а украдкой, за  спиной.
Вот такие дела. Дела неважнецкие...
     "Непременно разыщу этого горе-советчика, - решил всадник, - и  отрежу
ему язык. Чтоб другим не показывал дорогу, как мне показал...  Впрочем,  -
тут же добавил он, - с отрезанием языка придется повременить. Сперва нужно
выбраться из этой чащи". - Он тяжело вздохнул.
     "И дон Фелипе тоже хорош, - чуть погодя нашел  еще  одного  виновника
своих бед молодой вельможа. - Жил бы себе в Сантандере, в своей столице  -
где там! И угораздило же его забраться в эту глухомань, в эту..."
     Вдруг всадник настороженно придержал лошадь. Его чуткие  уши  уловили
доносившийся издали треск сухих веток, который  становился  все  громче  и
громче по мере приближения источника звука. Так  шумно  мог  передвигаться
только человек... или же медведь - но наш путник  предпочел  не  думать  о
второй возможности, справедливо считая, что сегодня  на  его  долю  и  так
выпало  слишком   много   неприятностей.   Он   не   обманулся   в   своих
оптимистических ожиданиях: вскоре между деревьями  замаячила  человеческая
фигура.
     - Эй! Эгей! - зычным голосом крикнул вельможа. - Кто там?
     В ответ на его окрик раздался короткий собачий лай.  Человек  немного
изменил направление, ускорил шаг и спустя минуту, уже подходил к вельможе.
Это был  крестьянин  лет  тридцати  пяти,  здоровенный  детина,  одетый  в
видавшие виды  потертую  кожаную  куртку,  штаны  из  грубого  домотканого
полотна и высокие охотничьи сапоги. С его внешностью деревенского  громилы
резко  контрастировала  на  удивление  добродушная  физиономия  и  прямой,
открытых, хоть и немного плутоватый,  взгляд  маленьких  черных  глаз.  За
правым плечом крестьянина виднелся колчан с  луком  и  стрелами,  а  через
левое был перекинут ремешок охотничьей сумки, которая тяжело билась о  его
бедро. Рядом с ним, важно ступая, брела великолепная  борзая  чистокровной
английской породы. Будучи большим любителем собачьей охоты, к тому  же  не
лишенным тщеславия, вельможа от души пожалел, что эта борзая не  находится
на его псарне, и проникся невольной завистью к ее владельцу.
     Между тем крестьянин остановился в двух шагах от вельможи, снял кепку
и почтительно, но без тени раболепия поклонился.
     - Ваша милость звали меня? - вежливо осведомился он.
     - Да, человече, звал, - с  нарочитой  небрежностью  ответил  всадник,
затем  снова  взглянул  на  четвероногого  спутника  крестьянина   и,   не
сдержавшись, восхищенно добавил: - Хороший у тебя пес!
     - Хороший, - согласился крестьянин. - Да не мой, а моего господина.
     - Хороший пес у твоего господина, - сказал вельможа  отчасти  потому,
что действительно так подумал, но еще и потому, что вдруг растерялся.  Ему
страшно  не  хотелось  обнаруживать  перед  плебеем  свою   беспомощность,
признаваясь в том, что заблудился.
     Однако крестьянин будто прочел его мысли.
     -  Ваша  милость,  верно,  сбились  с  пути,   -   полувопросительно,
полуутвердительно произнес он.
     - С чего это ты  взял?  -  нахмурился  вельможа,  а  почки  его  ушей
предательски покраснели. - Вовсе нет.
     Крестьянин безразлично пожал плечами: ну, раз так, воля ваша.
     - А ты куда путь держишь, человече? - после  неловкой  паузы  спросил
вельможа.
     -  Возвращаюсь  в  замок  моего  господина,  -  ответил   крестьянин,
поглаживая  борзую,  которая  смотрела  на  него  ласковыми  и  преданными
глазами. - Вот настрелял дичи и возвращаюсь. Мой господин ужинает  поздно.
- При этих словах он почему-то усмехнулся. - Очень поздно. А любит,  чтобы
все было свежее.
     - И что ж это за птица такая, твой господин?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.