Случайный афоризм
Задержаться в литературе удается немногим, но остаться - почти никому. Корней Иванович Чуковский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Мм... В некотором роде. Как мне стало известно, на  прошлой  неделе
дон Альфонсо подписал с гранадским эмиром соответствующий договор.
     - Дон Альфонсо? - переспросил герцог. - Почему он, почему не король?
     - Филипп говорит, что в последнее время дон  Фернандо  здорово  сдал,
поэтому командование кастильской армии взял на себя дон Альфонсо.
     - Понятно... Нет, постойте! - Глаза герцога вдруг сверкнули, и он так
пристально посмотрел на Эрнана, словно пытался  пробуравить  его  взглядом
насквозь. - Вы сказали: "Филипп говорит". Что это значит? Вы  получили  от
него письмо или все-таки...
     - Да, - кивнул Эрнан. - Сейчас он гостит у меня в замке.
     - Ясно. - Герцог  немного  помолчал,  предаваясь  мрачным  раздумьям,
потом спросил: - Филипп рассказывал о моем письме?
     - Да.
     Снова молчание.
     - Ну что ж, - наконец заговорил герцог.  -  Это  вполне  естественно.
Было бы глупо с моей стороны надеяться, что он мигом  позабудет  обо  всех
обидах и сразу  же  явится  ко  мне.  Для  этого  Филипп  слишком  горд  и
самолюбив... Впрочем, кто бы не обиделся, если бы  его,  точно  шелудивого
пса, прогнали из родного дома. Не знаю,  сможет  ли  Филипп  простить  мне
это... и все остальное тоже.
     В словах герцога было столько горечи, а  выглядел  он  таким  дряхлым
стариком, что растроганный Эрнан не сдержался.
     - Филипп не злопамятен, монсеньор, и не таит на  вас  зла.  -  Затем,
помедлив немного, он все же добавил: - А Господь милосерден.
     Герцог тяжело вздохнул.
     - То  же  самое  сказал  мне  на  прощание  Филипп.  Но  тогда  я  не
прислушался к его словам, я вообще не желал ни слышать его, ни  видеть.  И
лишь потом, когда он уехал в Кастилию, я начал понимать, как много он  для
меня значит... Да простит меня Бог, я не любил ни одного из своих сыновей,
а Филипп и вовсе был у меня на особом счету. Но вместе с тем, сам того  не
подозревая, я очень  дорожил  им,  и  где-то  в  глубине  души  всегда  им
гордился. Филипп был отрадой для моего отцовского самолюбия, ведь Гийом  и
Робер... Что толку скрывать: я  стыдился  их  обоих,  особенно  Гийома.  -
Герцог сделал паузе и угрюмо посмотрел на Эрнана. Однако во взгляде его не
было ни враждебности, ни осуждения,  ни  порицания,  а  была  лишь  слепая
покорность судьбе. - Теперь  Гийом  мертв,  и  мне  приходиться  стыдиться
только одного сына - Робера. По правде говоря, я даже рад, что он уехал  в
Марсан. Издали его пороки и дурные наклонности  не  так  бросаются  мне  в
глаза.
     Герцог снова умолк, плеснул в свой кубок немного вина и выпил.
     - А вот Филиппа мне не хватает, - задумчиво произнес он. - Почти семь
лет мне понадобилось, чтобы понять это.  Почти  семь  лет  я  потратил  на
борьбу с собой и со своей гордыней - ведь  именно  я  должен  был  сделать
первый шаг к примирению.
     - И вы его сделали, монсеньор, - сказал Эрнан.
     - Да, сделал.  Но  не  слишком  ли  поздно?  Я  так  долго  и  упорно
отталкивал от себя  Филиппа,  что,  боюсь,  он  не  сможет  и  не  захочет
вернуться ко  мне...  как  мой  сын.  Он  будет  здесь  жить,  будет  моим
наследником - но не сыном.
     - Уверяю вас, монсеньор, вы ошибаетесь, - убежденно ответил Шатофьер.
- Филипп по-прежнему считает вас своим отцом, уважает вас как отца и...  -
В излишнем рвении Эрнан чуть не сказал: "и  любит",  но  вовремя  прикусил
язык. - И кстати, коль скоро мы заговорили о наследстве. Как  я  понял  из
слов Филиппа, вы не только признаете его своим наследником, но и  намерены
передать ему во владение Беарн и Балеары.
     - Ах, это! - небрежно произнес герцог,  будто  речь  шла  о  каком-то
пустяке. - Да, я уступлю Филиппу Беарн с Балеарами,  а  также  сделаю  его
соправителем Гаскони. Я не хочу, чтобы он находился подле  меня  только  в
ранге  наследника,  на  положении  мальчика  на  побегушках.  После  всего
происшедшего между  нами  семь  лет  назад  для  него  эта  роль  была  бы

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.