Случайный афоризм
Стихи, даже самые великие, не делают автора счастливым. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1940 году скончался(-лась) Исаак Эммануилович Бабель


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Думаю, мы не разочаруем друг друга, - сказал Марк де Филиппо.  -  Я
убежден в этом.
     В четырнадцатый день своего рождения  Филипп  стал  совершеннолетним,
встретил свою первую любовь, обрел единокровного брата  и  был  изгнан  из
отчего дома. Тот день был очень богат на события,  и  именно  в  тот  день
закончилось детство Филиппа.



                     9. ДОН ФИЛИПП ГЕРЦОГ АКВИТАНСКИЙ

     Близ полудня 24 апреля 1452 года, то есть без малого через  семь  лет
после описанных в  предыдущей  главе  событий,  сквозь  толпу  на  Главной
площади Тараскона уверенно прокладывал себе дорогу, мало заботясь  о  том,
что при своем быстром продвижении он то и дело сбивает с ног  зазевавшихся
горожан, роскошно одетый всадник на  здоровенном  вороном  коне.  Это  был
коренастый,  геркулесового  телосложения  великан  лет  двадцати  пяти   -
тридцати с виду, хотя на самом деле ему  еще  не  исполнилось  и  двадцати
одного  года.  Его  богатый  наряд,  гордая   и   величественная   осанка,
непринужденность, бесцеремонность и даже пренебрежительность,  с  которыми
он  относился  к  собравшемуся  на  площади   простонародью,   безошибочно
свидетельствовали о знатности происхождения, а широкий белый плащ с черным
восьмиконечным  крестом  тамплиеров   указывал   на   принадлежность   его
обладателя к рыцарскому ордену Храма Сионского.
     Следом  за  вельможей-тамплиером  ехал  невысокий   стройный   юноша,
по-видимому, его спутник. Одет он был  довольно  скромно,  но  со  вкусом.
Взгляд его выражал некоторую настороженность; он явно опасался, что толпа,
пропустив гиганта, вновь сомкнется перед ним, и  поэтому  держал  наготове
шпагу, что немного придавало ему уверенности в себе.
     Вскоре оба всадника пересекли площадь и остановились  перед  воротами
внутренней крепостной стены, за которой находился герцогский дворец.
     - Что  угодно  вашему  преподобию,  господин  рыцарь?  -  почтительно
осведомился старый слуга, который тотчас, будто из-под земли, возник перед
ними.
     Великан с кошачьей грацией соскочил с  коня.  Вслед  за  ним,  вложив
шпагу в  ножны,  спешился  и  его  спутник.  Их  лошадей  по  знаку  слуги
подхватили за поводья конюхи.
     - Не называй меня преподобием, любезный Эмилио, - произнес  рыцарь  в
ответ, и его густо загорелое лицо осветилось лучезарной улыбкой.  -  Плюнь
на плащ и присмотрись ко мне лучше. Неужто я так сильно изменился?
     Старый Эмилио близоруко прищурился, глядя на гостя,  затем  всплеснул
руками и радостно воскликнул:
     - Батюшки! Господин де Шатофьер! Простите, что не признал вас  сразу,
монсеньор, старею уже... Так, значится, вы живы?
     - Нет, - покачал головой Эрнан. - К сожалению, я погиб  в  Палестине,
мир праху моему. А с тобой разговаривает мой призрак.
     Слуга захихикал.
     - Ах, прошу извинения, монсеньор. Это был глупейший вопрос. Просто  я
вельми рад видеть вашу светлость живым-здоровым.
     - Целиком  и  полностью  разделяю  твою  радость,  Эмилио,  -  сказал
Шатофьер. - Господин герцог сейчас дома?
     - Да, да, монсеньор, дома. Дон Филипп как раз отдыхает в парке.
     - Тогда проводи нас к нему.
     - С превеликим удовольствием, монсеньор, - поклонился слуга.
     И они пошли.
     - Ай-ай! Как вы изменились, как возмужали,  господин  граф!  -  вновь
заговорил Эмилио, на ходу разглядывая Эрнана. - Ну, совсем не узнать  того
мальчишку... впрочем, уже тогда настоящего богатыря. Мы про вас  частенько
вспоминаем,  монсеньор,  особливо  о  том,  как  вы  бились  с  господином
Гийомом... - Он с отвращением сплюнул. - Пусть душа  его  не  знает  вовек

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.