Случайный афоризм
Слова поэта суть уже его дела. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Я тоже поздравляю тебя, - простодушно сказал  Симон,  не  уловивший
двусмысленности в словах Эрнана и Гастона.
     - Благодарю вас, друзья, - смущенно пробормотал Филипп, часто  хлопая
ресницами, а затем в полной растерянности ляпнул: - Ну, вот вы и приехали.
     - Да, - кивнул Эрнан. - Приехали. И увидели.
     Филипп еще больше смутился.
     - Послушай, дружище, мне, право, очень неловко... Я очень сожалею...
     - Ах, ты сожалеешь! - с неожиданной яростью рявкнул Шатофьер.  -  Он,
видите ли, сожалеет! Как жаль, сказал волк, скушав овечку, и уронил скупую
слезу над ее останками... Черт тебя подери, Филипп! Сестра  моей  покойной
матери доверила мне свою дочь, и что же - на четвертый день ее  пребывания
под моей опекой ее соблазняет мой лучший друг, человек, который  для  меня
как брат, чьей чести я без колебаний  вверил  бы  невинность  моей  родной
сестры... - Тут он осекся и искоса  глянул  на  Гастона.  -  М-да,  насчет
невинности сестры, пожалуй,  я  маленько  загнул.  И  тем  не  менее  тебе
следовало бы сперва  подумать,  как  я  к  этому  отнесусь  -  с  циничным
безразличием Гастона, которому глубоко наплевать, с кем спит его сестра  -
с тобой или с самим Вельзевулом, а может...
     - Прекрати, Эрнан! - резко оборвал его изобличительную речь Филипп. -
Прошу тебя, не горячись. Я признаю, что  поступил  нехорошо,  я  несколько
поспешил, но пойми, что я не мог ждать. Мы оба не могли ждать.
     Эрнан недоуменно моргнул.
     - Ждать? Чего ждать?
     - Как это чего? Свадьбы, разумеется.
     В  ответ  на  это  заявление  три  пары  глаз  -   голубые   Гастона,
кремнево-серые Эрнана  и  темно-карие  Симона  -  в  молчаливом  изумлении
уставились на него.
     - Ну-ка повтори, что ты сказал, - сипло проговорил  Эрнан,  с  трудом
сдерживая внезапный приступ кашля.
     - Я собираюсь жениться на твоей кузине, - невозмутимо ответил Филипп.
     Эрнан не выдержал и зашелся громким кашлем.
     -  Друзья  мои,  -  продолжал  Филипп,  почувствовав  себя   хозяином
положения. - Боюсь, мы заставляем Луизу ждать. Давайте отойдем в  сторонку
и позволим ей выбраться из воды и одеться.
     Не дожидаясь ответа, он подошел к берегу, где лежали его вещи, извлек
из сумки полотенце, помахал им Луизе, затем положил его на груду ее одежды
и вновь повернулся к друзьям.
     - Идемте, скорее!
     Все четверо углубились в лес и шли до тех пор, пока поляна и озеро не
скрылись за деревьями. Оказавшись на небольшой прогалине, Филипп присел на
траву. Его примеру последовали остальные.
     - Малыш, - первым заговорил Гастон. - Ты это серьезно?
     - Да, серьезно.
     - Послушай, не глупи. Разве ты не понимаешь...
     - Я все понимаю, Гастон. Я полностью отдаю  себе  отчет  в  том,  что
делаю.
     - Ты валяешь дурака, вот что ты делаешь! Это же курам на  смех,  черт
возьми! Да и не только курам... Пойми, наконец, что она тебе не ровня.  Не
спорю, она хороша, чертовски хороша, с ней приятно позабавиться, но нельзя
же из-за этого терять голову и забывать о своем предназначении. И о  своем
достоинстве.
     Эрнан побагровел и заскрежетал зубами. Взгляд его не предвещал ничего
хорошего.
     - Ну-ну, дружище, - произнес он, гневно сверкая глазами.  -  Полегче!
Потрудись-ка выбирать выражения, когда речь идет о моей родне.  Луиза  моя
двоюродная сестра, и я не потерплю...
     - Не в том дело, - отмахнулся Гастон. - Вовсе не в том.  Ты  конечно,
прости за излишнюю резкость и грубость, у  меня  даже  в  мыслях  не  было
оскорблять твои родственные чувства, но ведь ты сам  прекрасно  понимаешь,
что Филипп - не ты и не твой отец, и то, что позволено было вам, для  него

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.