Случайный афоризм
Писатель должен много писать, но не должен спешить. Антон Павлович Чехов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

объяснять, почему через две точки на плоскости можно  провести  лишь  одну
прямую. Банальный акт  физической  близости  оказался  чем-то  несравненно
более значительным, чем просто плотское удовлетворение  душевных  порывов.
После этого Луиза стала для Филиппа не только дорогим и родным  существом,
но как бы неотъемлемой частичкой его самого, кровью и плотью его...
     Луиза заворочалась и подняла голову.
     - Кажется, я задремала, - сонно сказала  она,  моргая  глазами.  -  Я
долго спала?
     - Нет, дорогая, - ласково ответил Филипп. - Самую чуточку.
     - Это сколько?
     - Ну, четверть часа, максимум - полчаса.
     Луиза тяжело вздохнула и крепко прижалась к нему.
     - Что случилось? - спросил Филипп. - Почему ты вздыхаешь?
     - Да так, ничего. Просто... просто я думаю...
     - О чем?
     Она снова вздохнула.
     - Ну как ты не понимаешь?! Я думаю о том, что произошло.
     -  А-а!..  Однако  чем  ты  встревожена?  Ведь  все  было  прекрасно,
замечательно, великолепно... Или нет? По-твоему, я сделал что-то не так?
     - Ах нет, Филипп, не в том дело. Вовсе не в том.
     - А в чем?
     С минуту Луиза помолчала, прежде чем ответить.
     - Мне очень неловко, ужасно неловко.  Что  подумает  мой  кузен?  Что
подумают мои родные? Что подумают все остальные? Вчера  Эрнан  рассказывал
мне про тебя и вполне серьезно заявил, что боится знакомить меня с  тобой.
Ему-де стыдно будет смотреть в глаза моим родителям,  если  ты  соблазнишь
меня.
     Филипп поднялся и сел на траве.
     - Так вот ты о  чем!  -  наконец  дошло  до  него.  -  Вот  что  тебя
беспокоит!
     - Ну да, - в смятении кивнула она. - Это меня и беспокоит. Но  только
не подумай, что я сожалею, дорогой. Я ни о чем не сожалею. Ни о чем...
     Филипп наклонился к ней и поцеловал ее в губы.
     - Глупышка ты моя! Как плохо ты обо мне думаешь. Ведь я люблю тебя  и
хочу на тебе жениться.
     Луиза вздрогнула и недоверчиво поглядела на него.
     - Жениться? - переспросила она. - Ты хочешь жениться на  мне?  Ты  не
шутишь?
     - Никаких шуток! Завтра мой духовный падре Антонио обвенчает  нас,  и
мы станем мужем и женой. Ты согласна?
     - О боже! - в растерянности  прошептала  Луиза.  -  Боже...  Это  так
неожиданно...
     - А ты думала, я просто хотел поразвлечься с тобой?
     - Ну,  вообще-то...  Вообще-то  я  думала,  что  между   нами   такая
разница...
     -   Это   несущественно,   милочка,   -   заявил   Филипп   с   такой
безаппеляционностью, как будто сам  был  не  до  конца  в  этом  уверен  и
страстно желал убедить себя в собственной  правоте.  -  Все  это  кастовые
предрассудки. Раньше я разделял их... пока не встретил тебя.  Теперь-то  я
понимаю, что грош им цена в базарный день. Теперь я понимаю Эрнана, и  его
отца... Да что и говорить! Я жить без тебя  не  могу,  я  хочу,  чтобы  ты
всегда была рядом со мной, и если ты откажешься по  своей  воле  выйти  за
меня замуж, я силой женюсь на тебе.
     В глазах Луизы заплясали лукавые чертики.
     - И как ты это сделаешь? - игриво спросила она.
     - А вот как! - Смеясь, Филипп опрокинул ее на траву и осыпал ее  лицо
поцелуями. - Попробуй только отказать! Я зацелую тебя до полусмерти  и  на
руках понесу к алтарю.
     Луиза тоже рассмеялась, и они долго целовались и ласкали друг  друга,
пока вконец не выдохлись.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.