Случайный афоризм
Большинство писателей считают правду наиболее ценным своим достоянием - вот почему они так экономно ею пользуются. Марк Твен
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Dekor bud stroitelnye materialy строительные материалы в Киеве.
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     В этот поздний час и замок, и город спали крепким сном, и дорога была
почти пуста; лишь один-единственный всадник, молодой человек лет двадцати,
одетый в добротный дорожный костюм, не  спеша,  будто  в  нерешительности,
ехал в направлении замка. Время от времени он  и  вовсе  останавливался  и
осматривался вокруг. В такие моменты взгляд юноши становился  мечтательным
и  чуточку  грустным,  а  затаенная  нежность  в  его  глазах  безошибочно
указывала на то, что  этот  горный  край  был  его  родиной,  страной  его
детства, которую он, по собственной ли воле, то ли по принуждению, покинул
много лет назад и теперь,  после  долгого  отсутствия,  вновь  оказался  в
родных местах, среди высоких гор, где прошли его детские годы. Тот древний
замок на холме вблизи быстрой горной реки некогда был его домом...
     Горы не звались Пиренеи, река  -  Арьеж,  замок  -  Тараскон,  а  тот
молодой человек, о котором мы только что говорили, был Филипп Аквитанский,
граф Кантабрии и Андорры. Изредка его  называли  Коротышкой,  ибо  был  он
невысок ростом, но чаще всего - красивым или Красавчиком, и  прозвище  это
не нуждалось в  особых  комментариях.  Филипп  действительно  был  красив,
исключительно красив; в его безупречно правильных чертах лица  даже  самый
дотошный взгляд не отыскал бы ни  малейшего  изъяна,  а  его  белокурым  с
золотистым  отливом  волосам  позавидовала  бы   черной   завистью   любая
прелестница-блондинка. Один-единственный упрек можно  было  бы  сделать  в
адрес внешности Филиппа - что его красота скорее девичья, чем  мужская,  -
если бы не волевое выражение его  лица  и  решительный,  порой  жесткий  и
пронзительный взгляд его больших глаз цвета весеннего неба над  Пиренеями.
Несмотря на несколько хрупкое телосложение, во всем облике юноши  сквозила
необычайная  мужественность,  начисто  отметавшая  малейшие  подозрения  в
какой-либо двуполости.
     Всякий  раз,  когда  его  называли  Красивым,   Красавчиком,   Филипп
снисходительно улыбался; в общем ему нравилось это  прозвище.  Однако  его
улыбка мигом становилась горькой, когда он  слышал  свое  имя  с  эпитетом
Справедливый - так звали его отца, герцога...
     Дон   Филипп,   герцог   Аквитанский,   принц   Беарнский,   маркграф
Пиренейский, верховный сюзерен Мальорки и Минорки, князь-протектор Гаскони
и Каталонии, пэр Галлии,  был  самым  могущественным  и  грозным  из  всех
галльских вельмож, включая даже короля. Он владел Гасконью - одной из пяти
исторических провинций Галлии, Балеарскими островами в  Средиземноморье  и
почти всей Каталонией за исключением  графства  Барселонского.  Влияние  в
остальных трех провинциях Галлии - Провансе, Лангедоке и Савойе  -  делили
между собой король, маркиз Готийский, герцог Савойский и граф  Прованский;
а в Лангедоке, к тому  же,  заметное  влияние  имели  кастильские  короли,
которые  владели  графством  Нарбонн,  доставшимся  им  по  наследству  от
Матильды Галльской, графини Нарбоннской, которая  вышла  замуж  за  короля
Альфонсо XI. Надобно сказать, что в последние сто лет  правления  династии
галльских Каролингов,* чаще всего называемых просто Тулузцами, королевство
Галлия представляло собой  весьма  шаткое  образование.  Являясь  по  сути
союзом самостоятельных княжеств, королевская власть в котором вне пределов
Тулузского графства была чисто номинальной, Галлия находилась в  состоянии
неустойчивого  равновесия.  Вражда  между  двумя  самыми   могущественными
княжескими родами, герцогами Аквитанскими и графами Прованскими, неизменно
передававшаяся от отца к сыну на протяжении вот уже нескольких  поколений,
была ничем иным, как борьбой за галльский престол, которая становилась все
ожесточеннее по мере дробления королевского домена на отдельные  графства.
И только благодаря поддержке со  стороны  маркизов  Готийских  и  герцогов
Савойских четырем последним королям  Галлии  удавалось  удержать  в  своих
руках кормило верховной власти.
     Впрочем, к середине  пятнадцатого  века  соперничество  за  обладание
королевской короной несколько поутихло, но на  сей  счет  никто  не  питал
никаких иллюзий - это было лишь затишье перед бурей. После смерти  в  1444
году неугомонного  Людовика  VI  Прованского  молодой  король  Робер  III*
учредил опеку над его малолетним  сыном-наследником  и  таким  образом  на
некоторое время избавился от угрозы своему благополучию с востока. Что  же

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.