Случайный афоризм
Тот, кто пытается стать писателем, подобен не окончившему автомобильной школы шоферу, который на полной скорости гонит по улице машину. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

же будут дети. Вот на какой приподнятой ноте они и расстались. А поскольку
было еще рано, то Филипп остался лежать в постели, не зная, где ему деться
от охватившего его стыда. Что ж это будет, думал он, если через месяц  или
два Гастону вздумается расспросить врача,  не  беременна  ли  случаем  его
сестра, а тот, изумленно подняв брови, ответит: "Бога ради, монсеньор! Она
еще девственница". Да, пищи для острот хватит  надолго!  "Так  ты  СПАЛ  с
Амелиной. или ПРОСТО спал с ней? И сколько же раз ты вот так ПРОСТО спал с
ней?" Нечего сказать, хорошенькое дело...
     Филипп взял в руки лютню и пробежал  пальцами  по  струнам,  проверяя
настройку. Ну почему он, так желая женщин,  в  то  же  время  чуть  ли  не
панически боится их? - уже в который раз спросил он себя и уже  в  который
раз ответил встречным вопросом: а что, если он боится не  женщин,  а  себя
самого? Боится разувериться, разочароваться в том чувстве, которое  ставит
выше всех остальных. Боится, что после  первой  же  близости  все  женщины
потеряют   в   его   глазах    ореол    таинственности    и    мистической
привлекательности.  И  все   ждет   ту   единственную,   которую   полюбит
по-настоящему...
     Сознательно Филипп еще не решил, что  он  хотел  бы  спеть,  как  его
пальцы, немного неожиданно для него самого, взяли первые аккорды  песни  о
любви могущественного вельможи к дочери короля. О  той  самой  любви,  что
привела к его появлению на свет и на этом  трагически  оборвалась.  О  его
отце, герцоге Филиппе  III  Аквитанском,  который,  потеряв  первую  жену,
совсем по ней не грустил, ибо был без памяти влюблен  в  одиннадцатилетнюю
девочку, дочь короля Робера III. Изабелла  Галльская  годилась  герцогу  в
дочки, но это обстоятельство нисколько не помешало ему влюбиться в нее так
сильно, так страстно возжелать ее, что в своем безрассудстве он готов  был
уподобиться  Парису  и  разрушить  стены  Тулузы  ради   прекрасных   очей
новоявленной Елены Троянской. Чтобы сохранить мир  в  стране,  король  был
вынужден  уступить  герцогу,  нарушив  тем  самым  слово,   данное   графу
Прованскому, с чьим сыном Изабелла уже была помолвлена. Почувствовав  себя
оскорбленным, граф вздумал выйти из состава королевства и присоединиться к
Германскому Союзу  (что,  в  общем,  было  на  руку  аквитанцам,  так  как
позволяло их роду занять доминирующее положение в остальной части Галлии);
но  тут  герцог,  сознавая  свою  вину  перед   королем,   выступил   ярым
приверженцем  территориальной  целостности  государства  и  пообещал  дать
решительный отпор  поползновениям  сепаратистов.  В  этом  его  поддержали
остальные галльские князья, что и решило спор в  пользу  единства  страны.
Графу Прованскому  пришлось  смирить  гордыню  и  довольствоваться  браком
своего сына с племянницей короля, юная принцесса Изабелла стала герцогиней
Аквитанской, а вся эта история  получила  широкую  огласку  и  нашла  свое
отражение в десятках, если не  сотнях,  художественных  произведений  того
времени.
     Из всех баллад, которые Филипп знал о  своих  родителях,  он  выбрал,
пожалуй, самую далекую от действительности, но она  нравилась  ему  больше
других.  Было  в   ней   что-то   особенное,   будоражившее   воображение,
затрагивавшее самые тонкие струны души. Ее  создатель,  мало  заботясь  об
исторической правде, сумел так  ярко,  так  убедительно  изобразить  своих
героев,  что  они   казались   совсем   живыми,   реальными,   создавалось
впечатление, что они находятся где-то рядом, что  в  любой  момент  готовы
предстать перед слушателями во плоти...
     Постепенно Филипп увлекся, и пение полностью захватило  его.  Природа
не наградила его абсолютным слухом, однако долгие часы упорных  тренировок
не прошли для него даром: пел он правильно, хорошо  поставленным  голосом,
почти никогда не фальшивил, и слушать  его  было  приятно  не  только  ему
самому, но и многим другим. В равной степени это относилось и к его умению
аккомпанировать себе на лютне, арфе, гитаре и клавесине.
     Где-то посередине песни Филипп почувствовал (именно  почувствовал,  а
не услышал), как кто-то подошел к нему  сзади  и  остановился  у  него  за
спиной. Это ощущение было настолько реальным и осязаемым, что Филипп умолк
на полуслове, отложил в сторону лютню и огляделся...

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.