Случайный афоризм
Мы не знали, что стихи такие живучие. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1940 году скончался(-лась) Исаак Эммануилович Бабель


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Ладно, - снова вздохнул преподобный  отец.  -  Позову.  И  пока  вы
будете разговаривать, пойду распоряжусь насчет обеда.
     Слово "обед" пробудило в Филиппе волчий аппетит. Он подумал, что  ему
совсем не помешает плотно поесть, и при этой мысли у него потекли  слюнки,
а в животе заурчало.
     Его гастрономические размышления прервало появление Эрнана - высокого
крепкого парня с черными, как смоль, волосами и серыми со стальным блеском
глазами. В каждом его движении  сквозила  недюжинная  сила,  и  потому  он
казался на несколько лет старше, чем был на самом деле.
     - Привет, дружище, - усмехнулся Филипп. - Пока  тебя  не  было,  я  в
такой переплет попал... Даже толком не знаю в какой.
     Шатофьер как-то отрешенно поглядел на него и молча кивнул.  Лицо  его
было бледное, с болезненным сероватым оттенком, а под воспаленными глазами
явственно проступали круги.
     - Ты плохо себя чувствуешь? - участливо спросил Филипп.
     - Да. В общем, неважно, - ответил Эрнан, голос  его  звучал  глухо  и
прерывисто, как стон. После короткой  паузы  он  добавил:  -  Дон  Антонио
предупредил, что ты ничего не помнишь, но я все равно  благодарен  тебе...
за то, что ты хотел сделать вместо меня... хоть и не смог.
     - О чем ты говоришь? - удивленно спросил Филипп. - Что  же,  в  конце
концов, произошло?
     - Она... - Из груди Эрнана  вырвался  всхлип.  -  Она  была  мне  как
сестра... Больше, чем сестра, ты знаешь...
     В этот момент память полностью вернулась к Филиппу.  Он  пронзительно
вскрикнул и зарылся лицом в подушку, прижав ладони к вискам. Ему казалось,
что голова его вот-вот треснет от нахлынувших воспоминаний. Туман забытья,
окутывавший события того рокового утра, в одночасье развеялся, и Филипп  с
предельной ясностью вспомнил  все,  что  случилось  с  ним  тогда.  И  что
случилось с НЕЙ...
     Ее звали Эджения. Она была дочерью кормилицы Эрнана и его сверстницей
- как тогда говорили, она была его молочной сестрой. Мать Шатофьера умерла
вскоре после родов, отец - немногим позже; их он, естественно, не помнил и
мамой называл свою кормилицу, а ее дочь была для него родной сестрой.  Они
росли и воспитывались вместе, были очень привязаны другу к другу, а  когда
повзрослели (как и Филипп, они повзрослели раньше срока), их привязанность
переросла в настоящую любовь. Никто не знал об истинных намерениях  Эрнана
в отношении его молочной  сестры;  но  кое-кто,  в  том  числе  и  Филипп,
предполагал, что он собирается жениться на  ней.  Лично  Филипп  этого  не
одобрял, однако не стал  бы  и  пытаться  отговорить  друга,  окажись  это
правдой.  Эрнан  был  на  редкость  упрямым  парнем,   и   если   принимал
какое-нибудь решение, то стоял на  своем  до  конца.  Кроме  того,  Филипп
хорошо знал Эджению и считал ее замечательной  девушкой.  Единственный  ее
недостаток, по  его  мнению,  заключался  в  том,  что  она  была  дочерью
служанки...
     Впрочем, теперь это уже не имело ровно никакого значения -  она  была
мертва. И, по большому счету, убийцей ее был Гийом!!!
     - Как это произошло? - спросил Филипп, не поворачивая головы.
     Эрнан подошел к кровати и сел.
     - В тот вечер она поехала к своим деревенским родственникам, -  тихо,
почти шепотом заговорил он. - И не взяла сопровождения...  Сколько  раз  я
говорил ей,  сколько  раз...  но  она  не  слушалась  меня!..  -  Шатофьер
сглотнул. - А позже в Кастель-Фьеро прибежала ее лошадь. Мои люди сразу же
бросились на поиски  и  лишь  к  утру  нашли  ее...  мертвую...  Будь  оно
проклято!..
     В комнате надолго  воцарилось  молчание.  За  окном  весело  щебетали
птицы, день был ясный, солнечный, но на душе у Филиппа скребли кошки.  Ему
было горько и тоскливо. Так горько и тоскливо ему не было  еще  никогда  -
даже тогда, когда умерла его матушка Амелия Аквитанская.
     Он первым нарушил молчание:
     - Где сейчас Гийом?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.