Случайный афоризм
Писатель, если он настоящий писатель, каждый день должен прикасаться к вечности или ощущать, что она проходит мимо него. Эрнест Хемингуэй
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1940 году скончался(-лась) Исаак Эммануилович Бабель


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

присел рядом с ним.
     - У тебя есть братья? - спустя некоторое время отозвался Филипп.
     - Нет, монсеньор, - ответил Монтини. - У меня  только  сестра.  Но  я
понимаю вас... И эту девушку я тоже понимаю.
     Филипп горько вздохнул.
     - Почему, - проговорил он, обращаясь к самому себе, - ну, почему  они
не умерли вместе с их матерью? Почему они живут и позорят нашу семью?  Это
несправедливо!.. Нечестно!.. - Он снова встал. - Где та девушка?
     - На хозяйственном дворе,  монсеньор,  -  ответил  Монтини.  -  Если,
конечно... - Он умолк, поскольку  Филипп  уже  бежал  по  аллее  прочь  от
фонтана.
     Монтини задумчиво глядел ему вслед и качал  головой.  Он  был  не  по
годам умным и  смышленым  парнем,  к  тому  же  тщеславным  и  сверх  меры
честолюбивым. Его отец, в недавнем прошлом бакалавр,*  служивший  в  свите
графа Блуаского, а теперь - владелец жалкого  клочка  земли  в  Русильоне,
полученного   им   в   наследство   от   дальнего   родственника,   вполне
довольствовался своим нынешним положением, чего нельзя было сказать о  его
сыне Этьене. Монтини считал вопиющей несправедливостью, что он  родился  в
семье, находившейся в самом низу  иерархической  лестницы,  и  подчас  его
снедала зависть к тем, кто волею случая оказался выше него, хотя по  своим
способностям далеко не всегда и не  во  всем  его  превосходил.  Однако  в
данный момент Этьен не завидовал Филиппу и не хотел быть на его месте...
     Тем временем Филипп миновал арочный  проход  в  правом  крыле  здания
герцогского дворца, свернул немного  влево  и  через  минуту  очутился  на
широком подворье, примыкавшем к хозяйственным постройкам замка. Как всегда
в такую пору, там было шумно и многолюдно, но обычного оживления Филипп не
обнаружил - лица у слуг были мрачные, а взгляды хмурые.
     - Где девушка? - громко и чуть визгливо спросил Филипп,  оставив  без
внимания почтительные приветствия в свой адрес.
     -  Ее  только  что  забрали,  ваше  высочество,  -  сказал  один   из
надзирателей, указывая древком хлыста в противоположных конец  двора,  где
через распахнутые  ворота  выезжала  повозка  в  сопровождении  нескольких
вооруженных всадников. - Надеюсь... То есть боюсь, монсеньор, что  на  сей
раз ваш брат попал в серьезную переделку.
     Филипп поднялся на цыпочки и посмотрел в том же  направлении,  поверх
голов присутствовавших. Он не узнал всадников со спины, но цвета их  одежд
были ему хорошо знакомы.
     "Только не это! - в отчаянии подумал  Филипп,  цепенея  от  ужаса.  -
Господи, только не это!.."
     Несколько  секунд  он  стоял  неподвижно,  затем  стряхнул   с   себя
оцепенение и изо всех ног  бросился  к  воротам,  отталкивая  по  пути  не
успевших уступить ему дорогу слуг.
     Услышав позади себя шум, всадники, сопровождавшие повозку, оглянулись
и придержали лошадей; остановилась также и повозка. Филипп подбежал к  ней
и увидел, что тело  девушки  полностью  накрыто  двумя  широкими  плащами,
из-под которых выбивались наружу  лишь  небольшая  прядь  темно-каштановых
волос. На какое-то мгновение он замер в нерешительности, моля всех  святых
и нечистых, чтобы его страшная догадка  оказалась  неверной,  и,  наконец,
откинул край плаща.
     Он знал эту девушку. Конечно же, знал...
     Красивое смуглое личико, юное, почти детское, всегда  такое  веселое,
улыбчивое и жизнерадостное,  теперь  было  бледным  и  неподвижным,  точно
маска; на нем застыло выражение боли, скорби, тоски за утраченной жизнью и
какого-то неземного облегчения.  А  на  левом  виске  запекшаяся  кровь  -
очевидно, именно туда пришелся роковой удар, лишивший ее жизни...
     - Нет! Нет! - надрывно закричал Филипп. - Боже мой, нет!
     Подчиняясь внезапному импульсу, он бросился прочь от  повозки,  вновь
отталкивая оказавшихся у него на пути слуг. Очертя  голову,  он  бежал  во
дворец. Теперь он знал, что ему делать.
     Филипп рыскал по всему дворцу в поисках Гийома, пока не встретил  его

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.