Случайный афоризм
Писатель пишет не потому, что ему хочется сказать что-нибудь, а потому, что у него есть что сказать. Фрэнсис Скотт Фицджеральд
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

тяжелую с похмелья голову. Вчера он впервые в своей  жизни  по  настоящему
напился и теперь горько жалел об этом и клятвенно обещал себе, что  впредь
подобное не повторится.
     Поначалу  Филипп  не  собирался  напиваться,  но  вчерашняя   пирушка
получилась не очень веселая, скорее  даже  тоскливая.  Эрнан  де  Шатофьер
уехал в Беарн  и  должен  был  возвратиться  лишь  через  несколько  дней,
прихватив с собой Гастона Альбре и  Амелину,  благо  герцог  уже  перестал
сердиться на своего племянника. По той или иной  причине  отсутствовали  и
другие близкие друзья и подруги Филиппа; так что ему было немного грустно,
и он выпил больше обычного. Затем в голову ему пришла мысль, что  если  он
как  следует  напьется,  то,  глядишь,  наберется  смелости  переспать   с
какой-нибудь из присутствовавших девушек. Мысль эта была не слишком умная,
здравой частью рассудка он это понимал и тем не менее с достойным  лучшего
применения усердием налег на  вино,  стремительно  пьянея  от  непривычки.
После изрядного количества выпитого зелья  его  воспоминания  о  вчерашнем
вечере внезапно оборвались.
     Проснулся Филипп сам, однако не был уверен, провел  ли  он  всю  ночь
один, или нет, и эта неизвестность мучила его больше, чем  головная  боль.
Было бы обидно, до слез обидно потерять свою невинность в беспамятстве...
     Филипп вздрогнул от неожиданности, услышав вежливое  приветствие.  Он
поднял задумчивый взгляд и увидел  рядом  с  собой  Этьена  де  Монтини  -
симпатичного паренька девяти лет, служившего у него пажом.
     -  А-а,  привет,  дружище,  -  рассеянно  ответил  Филипп  и  тут  же
сообразил, что может расспросить его о минувшем вечере; в отличие от  слуг
и других пажей, Монтини умел при необходимости держать язык за  зубами.  -
Послушай... мм... только строго между нами. Что я вчера вытворял?
     Этьен недоуменно взглянул на него своими красивыми  черными  глазами,
затем понимающе улыбнулся.
     - Вы ничего не вытворяли, монсеньор. Все было в полном порядке.
     - Когда я ушел?.. И с кем?
     - В одиннадцатом часу. Вы пожелали всем доброй ночи и ушли.
     - Один?
     - Один.
     - Точно?
     - Точно, монсеньор. Я еще удивился: обычно вы исчезаете незаметно,  и
вместе с вами недосчитываются одной из барышень. Но вчера все барышни были
на месте - я это специально проверял.
     Филипп облегченно вздохнул.
     - Вот и хорошо... - Он внимательнее присмотрелся к Монтини и спросил:
- Ты чем-то взволнован? Что произошло?
     - В замок привезли девушку, - ответил Этьен. - Мертвую.
     - Мертвую?
     - Да, монсеньор. На рассвете она бросилась  со  скалы  в  реку.  Двое
крестьян, которые видели это, поспешили вытянуть ее из воды, но уже  ничем
помочь ей не смогли.
     - Она была мертва?
     - Мертвее быть не могла. Она упала  на  мель,  ударилась  головой  и,
наверное, тотчас умерла.
     Филипп содрогнулся.  Его  нельзя  было  назвать  слишком  набожным  и
богобоязненным человеком,  порой  он  позволял  себе  подвергать  сомнению
некоторые положения официальной церковной доктрины, одним  словом,  он  не
был слепо  верующим  во  все,  что  проповедовали  святые  отцы,  -  но  к
самоубийству относился однозначно отрицательно.  Сама  мысль  о  том,  что
кто-то  может  сознательно  лишить  себя  жизни,  заставляла  его   сердце
болезненно ныть, а по спине пробегал неприятный холодок.
     С трудом подавив тяжелый вздох, Филипп спросил:
     - А кто она такая, эта девушка?
     Монтини пожал плечами.
     - То-то и оно, что никто не знает. Поэтому ее привезли в замок -  она
явно не здешняя.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.