Случайный афоризм
Тему не выбирают. В том и состоит секрет шедевра, что тема есть отражение темперамента писателя. Гюстав Флобер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

как родные брат и сестра, и страстно возжелала стать его женой. Филипп был
очень привязан к Амелине, она была его лучшей подругой, и он  нежно  любил
ее - но только как сестру. Это  обстоятельство,  впрочем,  не  мешало  ему
хотеть ее как женщину и помышлять о близости с ней - и все же что-то в нем
препятствовало осуществлению подобных желаний.  Возможно,  ему  просто  не
хотелось терять в лице Амелины сестру, в которой он так нуждался.
     Осенью 1444 года Гастон, крупно повздорив с  герцогом,  вынужден  был
покинуть Тараскон и переселился вместе со всей  семьей  в  одно  из  своих
беарнских поместий. За два месяца разлуки Филипп так сильно затосковал  по
Амелине, что, в конце концов, не выдержал и  тоже  приехал  в  Беарн,  где
приятно провел всю зиму и первый месяц весны в  обществе  кузины,  кузена,
его жены и двух его маленьких дочурок. Гастон почти не сомневался, что  по
ночам Филипп тайком спит с Амелиной, но  не  предпринимал  никаких  шагов,
чтобы пресечь это. В мыслях он уже давно поженил их, однако, зная  упрямый
характер Филиппа, не пытался  форсировать  события  и  терпеливо  выжидал.
(Чего? - спросите вы. Возможно, известия о беременности  Амелины,  ответим
мы). И если Гастон заблуждался насчет отношений его сестры с Филиппом,  то
виной  тому  была  вовсе  не   неуступчивость   Амелины   или   недостаток
настойчивости с ее стороны...
     Филиппу шел четырнадцатый год, но выглядел он на все пятнадцать, и за
ним уже  прочно  закрепилась  репутация  неотразимого  сердцееда.  Он  был
красив, общителен, остроумен, он прямо-таки  излучал  обаяние,  и  женщины
находили его не просто очаровательным, но  ОБВОРОЖИТЕЛЬНЫМ.  Их  влекло  к
нему, как бабочек на свет фонаря; а юные, не  умудренные  опытом  девушки,
сверстницы Филиппа, порой и  вовсе  теряли  головы  в  его  присутствии  и
позволяли ему делать с ними все, что он пожелает. В таких  случаях  Филипп
уводил очередную жертву своих чар в какое-нибудь укромное местечко, и  там
они целовались, нежно и невинно, по-детски неумело  лаская  друг  друга...
Постепенно Филипп приобретал опыт в поцелуях, свидания с девушками  носили
все более затяжной и интимный характер, а его  ласки  уже  нельзя  было  с
полной уверенностью назвать неумелыми, а тем  более  -  невинными.  Филипп
понимал, что с неизбежностью  восхода  солнца  наступает  пора  следующего
этапа познания женщин - познания их  в  прямом,  библейском  смысле  этого
слова. Однако в решающий момент всегда такой смелый и  настойчивый  Филипп
ни с того, ни с сего терялся и робел. Сердце его уходило в пятки от  ничем
не объяснимого, панического страха, и он поспешно ретировался. А  однажды,
когда оставалось сделать один шаг (буквально один шаг - с пола на  кровать
к Амелине), он попросту бежал с "поля боя", сгорая со стыда  и  последними
словами проклиная свою робость.
     И всякий раз, немного успокоившись после  очередной  неудачи,  Филипп
делал один и тот же вывод: "Видно, я не люблю ее как женщину... Но что  же
это такое - любовь?"



                              3. НАСЛЕДСТВО

     По мере того, как взрослели сыновья герцога, в  среде  гасконского  и
каталонского дворянства зрело недовольство двумя старшими,  в  особенности
Гийомом, который был наследником родового майората  -  Аквитании,  Беарна,
графств Испанской Марки* и Балеарских островов. Ранее мы уже  упоминали  о
некоторых дурных наклонностях Гийома - а с годами они лишь усугублялись  и
приумножались, что не  шутку  тревожило  здравомыслящих  и  рассудительных
вельмож, коих среди подданных  герцога  было  немало.  Их  отталкивали  не
только и даже не столько его многочисленные  пороки,  как  сочетавшаяся  с
ними  умственная   недоразвитость,   граничащая   с   дебилизмом.   Полная
неспособность Гийома справляться с государственными делами была  очевидна;
то же самое относилось и к Роберту, который был не намного лучше  старшего
брата, а при  своей  бесхарактерности  и  склонности  поддаваться  дурному
влиянию со стороны - пожалуй, еще хуже.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.