Случайный афоризм
Произведения, написанные с удовольствием, обычно бывают самыми удачными, как самыми красивыми бывают дети, зачатые в любви.
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

как родные брат и сестра, и страстно возжелала стать его женой. Филипп был
очень привязан к Амелине, она была его лучшей подругой, и он  нежно  любил
ее - но только как сестру. Это  обстоятельство,  впрочем,  не  мешало  ему
хотеть ее как женщину и помышлять о близости с ней - и все же что-то в нем
препятствовало осуществлению подобных желаний.  Возможно,  ему  просто  не
хотелось терять в лице Амелины сестру, в которой он так нуждался.
     Осенью 1444 года Гастон, крупно повздорив с  герцогом,  вынужден  был
покинуть Тараскон и переселился вместе со всей  семьей  в  одно  из  своих
беарнских поместий. За два месяца разлуки Филипп так сильно затосковал  по
Амелине, что, в конце концов, не выдержал и  тоже  приехал  в  Беарн,  где
приятно провел всю зиму и первый месяц весны в  обществе  кузины,  кузена,
его жены и двух его маленьких дочурок. Гастон почти не сомневался, что  по
ночам Филипп тайком спит с Амелиной, но  не  предпринимал  никаких  шагов,
чтобы пресечь это. В мыслях он уже давно поженил их, однако, зная  упрямый
характер Филиппа, не пытался  форсировать  события  и  терпеливо  выжидал.
(Чего? - спросите вы. Возможно, известия о беременности  Амелины,  ответим
мы). И если Гастон заблуждался насчет отношений его сестры с Филиппом,  то
виной  тому  была  вовсе  не   неуступчивость   Амелины   или   недостаток
настойчивости с ее стороны...
     Филиппу шел четырнадцатый год, но выглядел он на все пятнадцать, и за
ним уже  прочно  закрепилась  репутация  неотразимого  сердцееда.  Он  был
красив, общителен, остроумен, он прямо-таки  излучал  обаяние,  и  женщины
находили его не просто очаровательным, но  ОБВОРОЖИТЕЛЬНЫМ.  Их  влекло  к
нему, как бабочек на свет фонаря; а юные, не  умудренные  опытом  девушки,
сверстницы Филиппа, порой и  вовсе  теряли  головы  в  его  присутствии  и
позволяли ему делать с ними все, что он пожелает. В таких  случаях  Филипп
уводил очередную жертву своих чар в какое-нибудь укромное местечко, и  там
они целовались, нежно и невинно, по-детски неумело  лаская  друг  друга...
Постепенно Филипп приобретал опыт в поцелуях, свидания с девушками  носили
все более затяжной и интимный характер, а его  ласки  уже  нельзя  было  с
полной уверенностью назвать неумелыми, а тем  более  -  невинными.  Филипп
понимал, что с неизбежностью  восхода  солнца  наступает  пора  следующего
этапа познания женщин - познания их  в  прямом,  библейском  смысле  этого
слова. Однако в решающий момент всегда такой смелый и  настойчивый  Филипп
ни с того, ни с сего терялся и робел. Сердце его уходило в пятки от  ничем
не объяснимого, панического страха, и он поспешно ретировался. А  однажды,
когда оставалось сделать один шаг (буквально один шаг - с пола на  кровать
к Амелине), он попросту бежал с "поля боя", сгорая со стыда  и  последними
словами проклиная свою робость.
     И всякий раз, немного успокоившись после  очередной  неудачи,  Филипп
делал один и тот же вывод: "Видно, я не люблю ее как женщину... Но что  же
это такое - любовь?"



                              3. НАСЛЕДСТВО

     По мере того, как взрослели сыновья герцога, в  среде  гасконского  и
каталонского дворянства зрело недовольство двумя старшими,  в  особенности
Гийомом, который был наследником родового майората  -  Аквитании,  Беарна,
графств Испанской Марки* и Балеарских островов. Ранее мы уже  упоминали  о
некоторых дурных наклонностях Гийома - а с годами они лишь усугублялись  и
приумножались, что не  шутку  тревожило  здравомыслящих  и  рассудительных
вельмож, коих среди подданных  герцога  было  немало.  Их  отталкивали  не
только и даже не столько его многочисленные  пороки,  как  сочетавшаяся  с
ними  умственная   недоразвитость,   граничащая   с   дебилизмом.   Полная
неспособность Гийома справляться с государственными делами была  очевидна;
то же самое относилось и к Роберту, который был не намного лучше  старшего
брата, а при  своей  бесхарактерности  и  склонности  поддаваться  дурному
влиянию со стороны - пожалуй, еще хуже.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.