Случайный афоризм
Переведенное стихотворение должно показывать то же самое время, что и оригинал. Юлиан Тувим
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

родной брат его матери, Людовик VI Галльский.  Король  Людовик  царствовал
недолго и умер бездетным, и после  его  смерти  Филипп,  как  единственный
потомок Изабеллы Кантабрийской, первой жены короля Робера II,  унаследовал
графство своей бабки  и  стал  одним  из  богатейших  и  могущественнейших
феодалов Испании. Таким образом, девятилетний Филипп  Аквитанский,  третий
сын герцога, заметно повысился  в  своем  общественном  статусе.  Он  стал
грандом Кастилии, и, кроме того, поскольку новый король Галлии, Робер III,
сын Робера II и Гертруды Генегау, был еще очень молод  и  не  имел  детей,
Филипп, пусть и временно,  получил  титул  первого  принца  королевства  и
наследника галльского престола. Придворные, слуги,  горожане  и  крестьяне
стали именовать его  не  иначе,  как  "ваше  высочество",  и  делали  это,
несомненно, в пику Гийому и Роберу,  к  которым,  несмотря  на  их  титулы
монсеньоров, обычно обращались просто "сударь". Старшие  братья,  понятно,
неистовствовали,  снедаемые  завистью  и  досадой.  Герцог  же   воспринял
известие о  том,  что  его  семья  обзавелась  первым  принцем  Галлии,  с
полнейшим безразличием, как будто это его вовсе  не  касалось,  как  будто
Филипп не был его сыном.
     Со смертью дяди Филипп  обрел  материальную  независимость  от  отца.
Будучи человеком рассудительным и зная о враждебном  отношении  герцога  к
младшему сыну, Людовик VI назвал в  числе  своих  душеприказчиков  Гастона
Альбре, поручив ему  управление  Кантабрией  до  совершеннолетия  Филиппа.
Гастон исполнял обязанности опекуна добросовестно и регулярно передавал  в
распоряжение своего подопечного часть прибыли от  графства,  а  оставшиеся
средства,  все  до  единого  динара,  вкладывал  в   развитие   хозяйства,
по-братски оплачивая издержки из  собственного  кармана.  Благодаря  такой
предусмотрительности со стороны покойного короля, Филипп уже в десять  лет
стал вполне самостоятельным человеком и даже смог организовать  при  дворе
отца что-то вроде  небольшого  собственного  двора.  Это  внесло  заметное
оживление в размеренную полусонную жизнь  Тараскона  -  древнего  родового
гнезда маркграфов Пиренейских, куда герцог  переселился  из  Бордо  вскоре
после смерти второй жены, надеясь укрыться  здесь  от  жизненных  невзгод,
желая обрести покой и умиротворение.
     А Филипп был юн, жизнь била из него ключом, он не любил  уединения  и
большую часть своего времени  проводил  в  обществе  своих  сверстников  и
молодых людей на несколько лет старше. У Филиппа было много друзей, но еще
больше было у него подруг. С малых лет он, что называется, вертелся  возле
юбок - это была его страсть, его любимое развлечение. Разумеется, он также
любил читать интересные книги, беседовать с умными, образованными  людьми,
заниматься музыкой, играть в разные спортивные  игры  -  однако  серьезную
конкуренцию   всему   вышеупомянутому   составляли    девчонки.    Филиппа
интересовало в них все: внешность, строение тела, поведение, образ мыслей,
как они одеваются и особенно - как  раздеваются.  Какой-то  могущественный
инстинкт пробуждался в нем в присутствии этих  удивительных  созданий,  до
предела обострял его любознательность, призывал к активным  исследованиям.
Зачем, не  единожды  задавался  он  вопросом,  Господь  создал  их  такими
отличными от мужчин? Почему в мире существует два столь разных типа людей?
Что в женщинах такого особенного, что влечет его  к  ним  с  непреодолимой
силой? Наставники давали Филиппу хоть и  докладные,  но,  по  его  мнению,
слишком упрощенные разъяснения,  большей  частью  акцентируя  внимание  на
явлении   деторождения.   Он   этим   не   довольствовался   и   продолжал
самостоятельные наблюдения.
     Со временем все становилось на свои места, и к десяти годам Филипп  в
общих чертах получил представление, что такое женщины и с чем их  едят,  а
чуть позже  (но  гораздо  раньше,  чем  большинство  его  сверстников)  он
почувствовал настоящее физическое влечение к противоположному полу. В свою
очередь, и подружки Филиппа не оставались к нему равнодушными.  Уже  тогда
он был писаным красавцем и выглядел старше своих  лет,  и  многие  барышни
были чуточку влюблены в него, а некоторые - совсем не чуточку. Среди самых
рьяных поклонниц Филиппа, как ни странно, оказалась и Амелина Альбре. Едва
лишь став девушкой, она напрочь позабыла, что росли  и  воспитывались  они

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.