Случайный афоризм
Вся великая литература и искусство - пропаганда. Джордж Бернард Шоу
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

дополнительные гарантии этой самой лояльности отнюдь не помешают..."
     - Одним словом, - между тем продолжал кастильский принц, - отец велел
мне без вас не возвращаться, и я исполню его желание, хотите вы того,  или
нет. Уж поверьте мне на слово, я умею убеждать.
     Дон Альфонсо действительно умел убеждать, и спустя неделю после этого
разговора шестнадцатилетний Филипп Аквитанский, граф Кантабрии и  Андорры,
младший сын герцога и внук галльского короля, отправился вместе  со  своим
кастильским кузеном на юг - в столицу объединенного королевства Кастилии и
Леона, Толедо.
     Юноша, которому впоследствии было суждено  золотыми  буквами  вписать
свое имя на скрижалях истории, перевернул следующую страницу своей  бурной
биографии.



                             2. ПРОИСХОЖДЕНИЕ

     Филипп был единственным ребенком  герцога  от  его  второго  брака  с
Изабеллой Галльской, дочерью короля Робера II, единственным его  ребенком,
рожденным в любви.  Однако  появление  на  свет  божий  третьего  сына  не
принесло радости в дом герцога - но только скорбь и печаль. Герцогиня была
еще слишком юна для материнства, по правде говоря, она сама была ребенком,
хрупким и болезненным, так  что  известие  о  ее  беременности  отнюдь  не
привело герцога в восторг, а главный придворный медик семьи Аквитанских  с
самого начала был полон дурных предчувствий. И опасения эти, как оказалось
впоследствии, полностью оправдались. Изабелла все же  выносила  дитя  весь
положенный срок и в надлежащее время разрешилась младенцем мужеска пола  -
но это было все, на что ее хватило. При тяжелых и  мучительных  родах  она
скончалась и лишь каким-то невероятным чудом не забрала с собой  в  могилу
ребенка. Новорожденного второпях окрестили, ибо считали, что он  не  жилец
на этом свете, и нарекли в честь отца - Филиппом; второе имя было дано ему
Людовик, а также третье - для более  верного  спасения  -  Гастон.  То  ли
благодаря трем своим именам, то ли просто по  милости  Господней,  ребенок
выжил и рос, хоть и хрупким с виду, но  к  удивлению  здоровым  и  крепким
мальчуганом.
     Случилось  так,  что  с  первых  же  дней   жизни   Филипп   приобрел
могущественного и грозного врага в  лице  собственного  отца.  Герцог  так
сильно любил свою вторую жену, так скорбел по ней, что  люто  возненавидел
Филиппа, считая его виновником смерти Изабеллы, чуть ли не ее убийцей.  На
первых порах  он  даже  отказывался  признавать  своего  младшего  сына  и
приходил в дикую ярость при малейшем упоминании о нем.  Вот  так,  в  день
своего рождения Филипп потерял не только мать, но и отца.
     По счастью, Филипп не рос круглым сиротой, лишенным материнской ласки
и не ведавшим уюта домашнего очага. Отвергнутого отцом  младенца  взяла  к
себе, фактически усыновив, родная сестра герцога Амелия, графиня Альбре, у
которой несколькими днями раньше родилась прелестная девочка с  белокурыми
волосами  и  большими  голубыми  глазами.  Малышку,  двоюродную  сестренку
Филиппа, как и мать, звали Амелия, но позже, чтобы избежать путаницы,  все
стали называть ее Амелиной.* В детстве Филипп и Амелина были  поразительно
похожи друг на дружку, как настоящие близнецы, и может быть потому  Амелия
Аквитанская не делала между ними никакого различия и относилась  к  своему
племяннику и приемному сыну с такой же  нежностью  и  теплотой,  как  и  к
родной дочери. Вопреки тогдашнему  обычаю,  графиня  кормила  своих  детей
собственной  грудью,  и  вместе  с  ее  молоком  Филипп  впитал   глубокую
привязанность к ней. Он называл ее мамой и любил ее, как мать, и долго  не
мог понять, что имеют в виду окружающие, говоря, что на самом деле она  не
его мать, что его настоящая мать умерла. В конце концов,  он  принял  этот
факт умом - но не сердцем. Амелия все равно  оставалась  для  него  мамой,
малышка Амелина - сестренкой, а Гастон, граф Альбре (их отец  умер  вскоре
после рождения дочери), паренек довольно циничный, но  чуткий  и  в  общем

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.