Случайный афоризм
Настоящее наследие писателя - это его секреты, его мучительные и невысказанные провалы; закваска стыда - вот залог его творческой силы. Эмиль Мишель Чоран
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

поспели в самый раз. Эти еретики еще хуже магометан. И как их только земля
носит!
     - Ума не  приложу,  -  задумчиво  произнес  Филипп.  -  Зачем  мы  им
понадобились?
     - Говорят, - отозвался Эрнан, поднимаясь на  ноги,  -  что  отдельные
отряды иезуитов с молчаливого согласия своих командоров занимаются разбоем
на большой дороге.
     - Что-то такое я  слышал,  -  кивнул  Филипп.  -  Но,  насколько  мне
известно, этим промыслом они занимаются небольшими бандами и уж тем  более
не афишируют своей принадлежности к ордену.
     - Что  правда,  то  правда,  -  согласился  Шатофьер.  -  Обычно  они
переодеваются и избегают нападать на вооруженные  отряды.  А  тут  черт-те
что: все одеты в иезуитскую форму, да еще и с боевыми штандартами. Если  я
не ошибаюсь, это знамена командорства Сан-Себастьян.
     - М-да, в самом деле... Чертовщина какая-то!
     Клипенштейн деликатно прокашлялся.
     - Прошу прощения, милостивый государь, - обратился он  к  Филиппу.  -
Как я понимаю, вы монсеньор Аквитанский-младший.
     - А отныне и ваш должник, - ответил Филипп. - Какими  ветрами,  столь
счастливыми для нас, занесло вас в наши края?
     Тамплиер улыбнулся.
     - Смею надеяться, что ваш край вскоре станет не чужим и для меня.
     - О! - радостно произнес Эрнан. -  Вас  назначили  главой  одного  из
гасконских командорств? И какого же?
     - Берите выше, брат. Магистр  Рене  де  Монтальбан  после  ранения  в
Палестине решил удалиться на покой в наш мальтийский монастырь и  попросил
гроссмейстера освободить его от обязанностей прецептора Аквитанского...
     - Стало быть, вы назначены его преемником, - понял  Филипп.  -  Очень
мило. Но как вы оказались именно здесь? Верно, уже начали проводить  смотр
командорств?
     -  Нет,  монсеньор,  только  собирался.   Прежде   всего,   я   хотел
представиться вам и вашему отцу, как этого требует устав нашего ордена, но
в Тарасконе я вас уже не  застал,  поэтому  вместе  с  отрядом  отправился
вдогонку за вами. По счастью, я избрал более короткий путь, чем вы.
     - И представились нам самым  лучшим  образом,  -  добавил  Филипп.  -
Думаю, нет нужды особо оговаривать, что ни у меня,  ни  у  моего  отца  не
будет  никаких  возражений  против  вашей   кандидатуры   как   прецептора
Аквитанского. Надеюсь, теперь вы присоединитесь к нам? По моим  сведениям,
король Наварры пригласил вас участвовать в  праздничном  турнире  в  числе
семи зачинщиков.
     - Да, это так, - кивнул Клипенштейн. - Однако я  вынужден  отказаться
от вашего любезного предложения продолжить путь вместе. До начала  турнира
еще больше двух недель, и  я  намерен  за  это  время  посетить  несколько
ближайших командорств.
     - Что ж, удачи... Но, полагаю, вы не откажетесь провести этот вечер и
ночь в  моем  замке  Кастельбелло,  что  в  трех  часах  езды  отсюда.  Мы
остановимся там на пару дней, чтобы похоронить погибших и  позаботиться  о
раненных.
     - О да, конечно, - сказал  Клипенштейн.  -  С  огромной  радостью  мы
воспользуемся вашим... - Вдруг лицо его  вытянулось  от  удивления,  брови
взлетели в верх, и он во все глаза  уставился  на  предводителя  иезуитов,
которого, уже без шлема, вел к ним Габриель. - Ба!  Родриго  де  Ортегаль!
Прецептор Наваррский собственной персоной. Ну и дела!
     Филипп внимательно  всмотрелся  в  холодные,  безмолвные  черты  лица
иезуита.
     - А хоть и сам Инморте. Кто  бы  он  ни  был,  это  не  помешает  нам
допросить его с пристрастием.
     - А еще лучше будет немедленно повесить его  на  ближайшем  суку  как
лесного разбойника, - послышался рядом гневный голос герцога. Он  подъехал
к ним на лошади, с окровавленным мечом в руке и  посмотрел  на  прецептора

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.