Случайный афоризм
Когда писатель глубоко чувствует свою кровную связь с народом - это дает красоту и силу ему. Максим Горький
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1940 году скончался(-лась) Исаак Эммануилович Бабель


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

штандартов ордена Храма  Сионского,  что  в  глазах  радостно  потрясенных
гасконцев  выглядело  неоспоримым  доказательство   безграничной   милости
Господней. Громко, зычно раздался боевой клич: "Боссеан!" - и  неожиданное
появление тамплиеров поставило крест на всех планах  иезуитов.  Зажатые  с
обеих сторон превосходящими  силами  противников,  они  были  обречены  на
неизбежное поражение. Исход поединка был предрешен.
     Воспользовавшись замешательством "петуха", Филипп  плашмя  огрел  его
мечом по голове, измяв роскошный плюмаж, затем корпусом и руками вытолкнул
очумевшего иезуита из седла.
     - Габриель! - крикнул он. - Займись этим мерзавцем и присмотри, чтобы
его не прикончили. Он мой пленник. - А  сам,  пришпорив  лошадь,  помчался
дальше.
     С   появление   тамплиеров   схватка,   начавшаяся    как    яростное
противоборство, вылилась в поголовную резню. Мало  кому  из  черно-красных
рыцарей удалось избежать смерти. Герцог, такой хладнокровный в бою, теперь
дал волю своему гневу.  В  молодости  он  люто  возненавидел  иезуитов  за
зверства, которые они творили в Арагоне во время войны с катарами, и после
смерти отца изгнал их всех из Гаскони и Каталонии,  сравнял  с  землей  их
командорства и запретил всяческую деятельность ордена  сердца  Иисусова  в
своих владениях. Герцог призвал не брать ни одного врага в  плен,  заявив,
что в любом случае все пленники будут тотчас казнены.
     Благодаря  своевременному  вмешательству  тамплиеров   потери   среди
гасконцев были незначительными. Из числа знатных господ погиб один  только
Ги де Луаньяк - камергер герцога. К превеликому облегчению Филиппа,  никто
из его друзей не был даже сколь-нибудь серьезно ранен, лишь Гастон  Альбре
под конец схватки вывихнул руку (он так увлекся, преследуя уносивших  ноги
иезуитов, что позабыл об усталости, а когда у него закружилась голова,  не
удержался в седле и упал с лошади); остальные же вообще отделались мелкими
царапинами и ссадинами. Филипп слегка ушиб себе колено, у  него  неприятно
зудели онемевшие руки, но он счел это сущими пустяками,  когда  к  радости
своей убедился, что на лице его нет ни малейших повреждений.
     "Хотя шрамы украшают мужчину, - так рассуждал Филипп, - мне они ни  к
чему. Меня вполне устраивает то, что есть".
     К тому времени Эрнан уже пришел в сознание и теперь, сидя  на  траве,
обалдело  таращился  на  усеянное  телами  иезуитов  поле  боя.  Вдруг  он
изумленно воскликнул:
     - Да это же Клипенштейн, чтоб мне пусто было! Гуго  фон  Клипенштейн!
Он самый, клянусь хвостом Вельзевула!
     Гигант-всадник лет тридцати пяти,  по  всей  видимости,  предводитель
отряда, остановил своего коня и повернулся к Эрнану.  Остальные  тамплиеры
вместе с гасконцами продолжали добивать иезуитов.
     - Брат де Шатофьер! Вот так встреча! - Он подъехал ближе, спешился  и
участливо спросил: - Вы ранены?
     - Ну... В общем... - смущенно пробормотал Эрнан. Только  с  некоторым
опозданием он сообразил, в какую щекотливую ситуацию попал. Все это время,
пока вокруг кипел бой, пока его друзья бились не на жизнь,  а  на  смерть,
сам он пролежал в безопасном местечке, даже не вынув из  ножен  меч.  -  В
общем, мелочи. Ничего серьезного.
     - Уж поверьте, ничего серьезного, - поспешил на выручку другу Филипп,
который, по счастью, проезжал мимо. - Просто  господину  де  Шатофьеру  не
повезло. Он упал и немного ушибся. - Филипп спрыгнул  с  лошади  и  смерил
оценивающим взглядом могучую фигуру прославленного воина, который за  свои
подвиги в Палестине заслужил прозвище "Гроза Сарацинов".  -  Господин  фон
Клипенштейн, у меня, право, нет слов, чтобы выразить вам всю глубину своей
признательности за столь своевременную помощь в  тяжкую  для  нас  минуту.
Благодаря вам мы избежали больших потерь, и многие жены и  дети  будут  до
конца своих дней вспоминать в молитвах имена героев, спасших от неминуемой
смерти их супругов и отцов.
     - Это обязанность каждого христианина - помогать  ближнему  своему  в
годину бедствий, - скромно  ответил  тамплиер.  -  Благодарение  Богу,  мы

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.