Случайный афоризм
Писатель находится в ситуации его эпохи: каждое слово имеет отзвук, каждое молчание - тоже. Жан Поль Сартр
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     За несколько дней до отъезда произошло событие,  вследствие  которого
численность  гасконской  делегации   сократилась   почти   на   треть,   -
обнаружилось, что Амелина беременна. При других обстоятельствах  Симон  де
Бигор только бы радовался этому известию, но сейчас его возможную  радость
омрачали мучительные сомнения: от кого же у Амелины ребенок - от него  или
от Филиппа? Он угрожал ей и на коленях умолял  признаться,  чье  дитя  она
носит под сердцем, и немного успокоился, лишь когда Амелина, положив  руку
на Евангелие, поклялась всеми святыми, что этот ребенок - его.
     В приступе жесточайших угрызений  совести  Филипп  и  Амелина  решили
сгоряча, что впредь они будут любить друг друга только как брат и  сестра,
и поспешили сообщить эту утешительную  весть  Симону.  Гастон  скептически
отнесся к  их  скоропалительному  решению,  правда,  не  отрицал,  что  до
окончания памплонских празднеств этот обет братско-сестринской любви будет
соблюдаться - хотя бы потому,  что  Амелина,  в  связи  с  ее  положением,
остается в Тарасконе.
     Вместе с Амелиной вынуждены  были  остаться  и  другие  гасконские  и
каталонские дамы, поскольку у герцога  и  Филиппа  жен  не  было,  а  жена
Гастона тоже ожидала ребенка,  и  следовательно,  некому  было  возглавить
женскую часть  делегации.  Так  постановил  экстренно  созванный  семейный
совет, большинство на котором принадлежало молодежи. Кузены Филиппа разной
степени  родства  с  редкостным  единодушием  ухватились  за   возможность
избавиться от своих жен, чтобы вволю  порезвиться  при  наваррском  дворе,
славившемся своими плотскими соблазнами.
     Такое бессердечное со стороны мужчин решение,  несказанно  огорчившее
дам, впоследствии обернулось большой удачей, чуть ли не даром  Провидения,
ибо по пути в Памплону поезд гасконцев подвергся нападению...



                          24. ИЕЗУИТЫ И ТАМПЛИЕРЫ

     Это произошло пополудни, милях в десяти от границы Беарна с Наваррой.
К счастью, опытный проводник вовремя заподозрил что-то неладное впереди по
пути их следования, и гасконцы успели надлежащим образом  подготовиться  к
встрече  с  возможной  опасностью.  Однако  в  первый  момент,  когда  меж
деревьями  замелькали  черно-красные  одежды  рыцарей-иезуитов,  у  многих
болезненно сжались сердца - если не от страха, то от суеверного ужаса.
     Замешательство среди гасконцев, впрочем,  длилось  недолго  и  вскоре
уступило место предельной собранности. Расстояние между противниками  было
небольшим, так что после обмена десятком стрел и дротиков, не  причинившим
ни одной из сторон никакого вреда, герцог, подняв  руку  с  мечом,  зычным
голосом произнес:
     - Вперед, дети мои! - и, пришпорив лошадь, помчался навстречу врагу.
     Следом за ним с оружием наизготовку, дружно двинулись все  остальные.
Иезуиты,  которые,  видимо,  рассчитывали  внезапностью  нападения  внести
сумятицу в  ряды  гасконцев,  оказались  лишенными  этого  преимущества  и
поначалу даже были ошарашены их неожиданной агрессивностью.
     Уклонившись от  копья  своего  первого  противника,  Филипп  на  ходу
полоснул его мечом, да так удачно, что тот не удержался в седле и свалился
наземь. Не утруждая себя проверкой, убит он или  только  ранен  (это  было
делом слуг и оруженосцев), Филипп ворвался в гущу врагов,  рубя  налево  и
направо, в обилии сея вокруг себя смерть. Рядом с  ним,  плечом  к  плечу,
бились Габриель, Симон, Робер Русильонский, еще два Филиппа и два Гийома -
Арманьяки и Сарданские.
     Общая ситуация складывалась не в пользу гасконцев, однако  впадать  в
отчаяние было еще рановато.  Численный  перевес  иезуитов  компенсировался
значительным количеством слуг из свиты гасконцев, часть которых  вместе  с
оруженосцами помогала своим господам непосредственно в бою,  а  остальные,
вооруженные луками, арбалетами и дротиками, обстреливали фланги, тем самым
не позволяя иезуитам обойти гасконцев с тыла.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.