Случайный афоризм
В литературе всякий ценен не сам по себе, а лишь в своем взаимоотношении с целым. Фридрих Энгельс
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

могущественное государство на востоке Европы, равное  по  территории  двум
Германиям и уж куда более сплоченное, чем союз немецких княжеств.
     А между тем, к северу от  Руси  набирала  силу  Литва.  За  прошедшие
двести лет литовцы разделили с поляками Пруссию, изгнали ливонских рыцарей
из  куршских,  ливских  и  эстских  земель,  успешно  противостояли  своим
северным соседям, скандинавам, и даже было распространили свою  власть  на
Карелию, впрочем, ненадолго. Вскорости им довелось уступить  ее  Московии,
вассальному Орде государству, которое возникло  в  результате  объединения
славянских княжеств, оказавшихся в сфере влияния Казанского ханства.
     Однако с тех пор литовские князья никак не могли забыть о  потерянных
территориях, также как и русские короли частенько вспоминали о том, что  в
былые  времена   северо-восточные   княжества   безоговорочно   признавали
верховенство над собой киевского престола. Несколько лет назад король Руси
Роман II и великий князь Литовский Витовт IV  решили,  что  настало  время
восстановить историческую справедливость, и, заключив  между  собой  союз,
начали активно  готовиться  к  предстоящему  освобождению  своих,  как  не
уставал повторять король Роман, "исконных территорий".
     Московиты, которые, впрочем, и  сами  постепенно  стряхивали  с  себя
татарское иго, в принципе  не  имели  ничего  против  братской  помощи  со
стороны Руси, однако цена,  запрашиваемая  Киевом  за  эту  помощь  -  так
называемое воссоединение,  -  многим  казалась  непомерно  высокой.  И  до
монголо-татарского  нашествия  восточные  славяне,  этот  конгломерат   из
множества разных племен, никогда не чувствовали  себя  единым  народом,  а
после  раздела  их   шаткой   общности   -   старокиевского   государства,
северо-восточные  славяне  оказались  в  совершенно  иных  геополитических
условиях, нежели их сородичи на юге и юго-западе. Двухсотлетнее пребывание
под азиатским игом не могло не отразиться  на  психологии  московитов,  их
национальном характере и культуре, жизненном  укладе  и,  естественно,  на
самой  форме  московской  государственности,  которая   была   по-азиатски
деспотичной.
     Пожалуй,  самым  проевропейски  ориентированным   слоем   московского
общества  являлось  духовенство,  поскольку  оно  напрямую   зависело   от
Константинопольского патриаршего престола и большинство  высших  церковных
постов в Московской метрополии занимали либо греки, либо  русские.  Именно
епископы были единственными в Московии, кто безоговорочно  поддержал  идею
Романа II об объединении двух восточно-славянских государств, а  несколько
позже  (но  с  существенными  оговорками)  и  идею  папы   Павла   VII   о
воссоединении двух христианских церквей. Однако ни то, ни другое не  нашло
широкой поддержки ни у простонародья (хотя его мнения никто не спрашивал),
ни среди московской знати. Московиты уже начинали осознавать себя  нацией,
отдельным народом, и  предпочли  бы  еще  на  век-полтора  оставаться  под
татарским игом, но сбросить его самим, собственными силами,  сохранив  при
том свою самобытность и свою государственность.
     Поэтому русский король, не  придя  к  согласию  с  московским  царем,
заключил союз с великим князем Литовским, чтобы общими усилиями освободить
Московию от ига неверных (пусть даже  вопреки  воле  самих  московитов)  и
присоединить ее к Руси, уступив Карелию Литве.
     Обеспокоенный столь решительными намерениями Романа II, а  также  его
настойчивыми утверждениями о том, что московиты никакой не народ, но  лишь
неотъемлемая  часть  единого  русского  народа,  московский  царь   спешно
отправил на запад представительную делегацию во главе  с  князем  Николаем
Рязанским и боярином  Василием  Козельским,  целью  которой  было  поелику
возможно постараться настроить католических государей против Руси и Литвы,
всеми средствами дипломатии (и не только дипломатии) сорвать вербовку  ими
наемников и закупку военного снаряжения для похода  на  Московию,  а  если
получится - то и расстроить готовящееся объединение церквей.
     Побывали  Московиты  и  в  Тулузе,  где  по   прискорбному   стечению
обстоятельств в то же  самое  время  находился  Филипп  -  после  успешной
операции по захвату Байонны он  приехал  на  несколько  дней  погостить  у
своего дяди,  короля  Робера,  и  повидаться  со  своим  побочным  братом,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.