Случайный афоризм
Тот, кто пытается стать писателем, подобен не окончившему автомобильной школы шоферу, который на полной скорости гонит по улице машину. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

государя, и на этом бы все и закончилось, если бы Август XII  не  поставил
во главе флота своего двоюродного брата Валентина Юлия Истрийского.
     Девятнадцатилетний римский принц Валентин Юлий был не в меру горячим,
воинственным  и  крайне  честолюбивым  молодым  человеком.  После   пышных
проводов, устроенных ему в неапольском порту, вернуться домой,  так  и  не
приняв участия в настоящем  бою,  было  для  него  равнозначно  поражению.
Получив известие о капитуляции Португалии и письменные заверения  Альфонсо
XIII в нерушимости его прежних обязательств  перед  императором,  Валентин
Юлий, однако,  не  повернул  свои  корабли  назад.  Обуреваемый  гневом  и
досадой, он  взялся  в  неравный  бой  с  мавританским  военным  флотом  и
подчистую  сокрушил  превосходящие  силы  противника,   понеся   при   том
незначительные потери.
     Это был успех, достойный  триумфа  на  родине,  но  окрыленный  столь
блистательной победой юный римский адмирал не остановился на  достигнутом.
Он направил свои корабли к Гибралтару, и уже к вечеру следующего дня  этот
стратегически важный город-порт оказался во власти римлян.
     Представлялось очевидным, что горстка отчаянных храбрецов во главе  с
Валентином Юлием не в силах удержать в своих руках Гибралтар, и в конечном
итоге весь римский флот будет разгромлен, а сам принц, если  не  погибнет,
то  попадет  в  плен.  Но,  к  счастью,   Альфонсо   Кастильский   вовремя
сориентировался, и  собранная  им  для  похода  на  Португалию  и  еще  не
распущенная армия, совершив марш-бросок, ударила по Гранадскому эмирату  с
севера, а эскадра боевых кораблей из порта Уэльва атаковала Кадис.  Учуяв,
откуда ветер дует, Хайме III Арагонский, не ставя никаких  предварительных
условий, в спешном порядке отправил на помощь римлянам свой военный флот.
     Как и в музыке, на войне экспромт, при  наличии  вдохновения,  подчас
приносит больше плодов, чем тщательно обдуманный и разработанный  во  всех
деталях план предстоящей кампании. Менее чем за  месяц  гранадский  эмират
пал, сам эмир был пленен, а почти вся Южная Андалусия, за исключением мыса
Гибралтар и порта Малага, доставшихся  соответственно  Италии  и  Арагону,
вошла в состав Кастильского королевства. Таким  образом,  длившаяся  более
семи столетий Реконкиста в Испании была успешно завершена летом 1452 года.
     Плоды этой блестящей победы пожинали не  только  Кастилия,  Италия  и
Арагон.  С  благословения  Филиппа  балеарский  флот  участил  набеги   на
Мавританию, а в  середине  августа  гасконская  армия  оккупировала  город
Джазаир,* ставший впоследствии форпостом галльской  экспансии  в  Северной
Африке. Между тем иезуиты, пользуясь представившимся им случаем, расширили
Мароканскую область ордена к северу, захватив  портовый  город  Танжер,  и
остановили свое продвижение лишь на линии реки Ксар-Сгир, где  встретились
с арагонцами, которые тоже не  теряли  времени  даром  и  взяли  под  свой
контроль юго-восточную часть гибралтарского пролива, а также весь Сеутский
залив вплоть до мыса Кабо-Негро.
     Валентин  Юлий  Истирийский,  удостоенный  по  возвращении  в  Италию
триумфа, даже не думал почивать на лаврах. Вскоре он отправился  в  Тунис,
чтобы  воевать  там  для  вящей  славы  Рима  и  возрождения  его   былого
могущества.
     Покончив с присутствием арабов на западе Европы и начав теснить их  в
Северной Африке, католический мир, вместе с тем, не мог не  обратить  свои
взоры на восток континента, где  наряду  с  надвигавшейся  из  Малой  Азии
турецкой угрозой,  к  северу  назревали  процессы  прямо  противоположного
характера.
     Еще в 1239 году, после победы русских войск в битве под  Переяславом,
великий князь Киевский Даниил, ставший впоследствии королем  Руси,  и  хан
Батый заключили перемирие, разделив между собой  сферы  влияния  по  линии
Полоцк - Смоленск - Новгород-Северский - Северский Донец. В первые сто лет
перемирия, которое, несмотря на постоянные пограничные стычки, соблюдалось
вот уже более двухсот лет, русские короли объединили находившиеся в  сфере
их влияния княжества в единое государство, а затем утвердили власть  Киева
на Азове и в Северном Причерноморье. Так что в  середине  XV  века,  когда
происходили   описываемые   нами   события,   Русь   представляла    собой

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.