Случайный афоризм
Только о великом стоит думать, только большие задания должен ставить себе писатель: ставить смело, не смущаясь своими личными малыми силами. Александр Александрович Блок
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1940 году скончался(-лась) Исаак Эммануилович Бабель


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

собственным словам, тактику активного сдерживания. Пока она была  умеренна
в супружеской неверности, то и Филипп вел себя более или  менее  степенно;
но как только Амелина выходила  за  рамки  приличия,  выставляя  их  связь
напоказ, он расходился вовсю и менял любовниц ежедневно, а то и дважды  ко
дню.
     В амурных похождениях ни Эрнан, ни Габриель Филиппа не  поддерживали,
а Гастон Альбре с его циничным отношением к женщинам частенько портил  ему
АППЕТИТ. Гастон был настоящим жеребцом и изменял своей жене, Клотильде  де
Труа,  главным  образом  потому,  что  она  одна  не  в   состоянии   была
удовлетворить его животную похоть. К тому же почти  каждый  год  Клотильда
беременела и оттого не очень огорчалась частым загулам  мужа,  относясь  к
ним с пониманием и снисходительностью.
     Полную противоположность Гастону представлял Габриель де Шеверни.  Он
был неисправным романтиком и не  единожды  говорил  Филиппу,  в  ответ  на
предложение  поухаживать  за  какой-нибудь  барышней,   что   единственная
женщина, за которой он согласится ухаживать, а тем более - разделить с ней
постель, будет та, которую он полюбит и которая станет  его  женой.  Такая
достойная уважения принципиальность не в шутку тревожила Филиппа,  который
по своему опыту знал,  как  безжалостна  бывает  жизнь  к  идеалистам.  Он
чувствовал себя в ответе за судьбу этого парня, брата Луизы - единственной
женщины, которую он по-настоящему любил и которая умерла  шесть  лет  тому
назад при родах его ребенка.
     Что же касается Эрнана, то его вступление в ряды рыцарей ордена Храма
Сионского явилось для Филиппа полнейшей неожиданностью. Если бы  семь  или
восемь лет  назад  кто-нибудь  сказал,  что  Шатофьер  потеряет  всяческий
интерес к женщинам и, мало того, станет  монахом,  пусть  и  воинствующим,
Филипп расценил бы это как глупую и не очень остроумную шутку. Однако факт
был налицо: Эрнан не  только  строго  соблюдал  обет  целомудрия,  который
принес, надевая плащ тамплиера, но и, по  возможности,  старался  избегать
женского общества. И хотя Эрнан никому не открывал свою душу, даже Филиппу
- за исключением одного-единственного случая, когда  умерла  его  молочная
сестра, -  но  именно  эти  воспоминания  наводили  Филиппа  на  некоторые
догадки, какими бы смехотворными они не казались на первый взгляд. Ни  для
кого из друзей Шатофьера не была секретом его детская  любовь  к  Эджении,
все знали, что ее смерть стоила Гийому жизни; но кто бы мог подумать,  что
эта девушка-плебейка,  дочь  служанки,  оставила  в  памяти  Эрнана  такой
глубокий след, который и семь лет спустя отзывался в  его  сердце  острой,
неистребимой болью...



                            23. ЛЕТО 1452 ГОДА

     Первым шагом Филиппа в его восхождении на галльский престол и  первым
испытанием Эрнана как гасконского полководца был предпринятый ими поход на
Байонну, которая тогда находилась под властью французской короны,  являясь
анклавом в окружении галльских земель.
     Вкратце проблема состояла в  следующем.  В  конце  прошлого  века  во
времена бездарного правления герцога Карла III  Аквитанского,  прозванного
Негодяем,  его  кузен,  французский  король  Филипп-Август  II,  известный
потомкам как Великий, отторгнул от Гаскони ее  северные  графства  Сент  и
Ангулем, а также юго-западный город-порт Байонну и почти  все  одноименное
графство. После полувекового бездействия  трех  своих  предшественников  -
Филиппа II Доброго, Робера I Благочестивого и Филиппа III Справедливого, -
Филипп IV Красивый решил, что  пора  уже  покончить  с  этой  исторической
несправедливостью  и,   естественным   образом,   процесс   восстановления
статус-кво предстояло начать с Байонны.
     И вот, в одну  тихую  летнюю  ночь  в  конце  июня,  втайне  от  всех
собранная армия гасконцев во главе с Филиппом  и  Эрнаном  неожиданно  для
многих, в том числе и для герцога,  вторглась  на  территорию  Байоннского

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.