Случайный афоризм
Поэт всегда прав. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

собственным словам, тактику активного сдерживания. Пока она была  умеренна
в супружеской неверности, то и Филипп вел себя более или  менее  степенно;
но как только Амелина выходила  за  рамки  приличия,  выставляя  их  связь
напоказ, он расходился вовсю и менял любовниц ежедневно, а то и дважды  ко
дню.
     В амурных похождениях ни Эрнан, ни Габриель Филиппа не  поддерживали,
а Гастон Альбре с его циничным отношением к женщинам частенько портил  ему
АППЕТИТ. Гастон был настоящим жеребцом и изменял своей жене, Клотильде  де
Труа,  главным  образом  потому,  что  она  одна  не  в   состоянии   была
удовлетворить его животную похоть. К тому же почти  каждый  год  Клотильда
беременела и оттого не очень огорчалась частым загулам  мужа,  относясь  к
ним с пониманием и снисходительностью.
     Полную противоположность Гастону представлял Габриель де Шеверни.  Он
был неисправным романтиком и не  единожды  говорил  Филиппу,  в  ответ  на
предложение  поухаживать  за  какой-нибудь  барышней,   что   единственная
женщина, за которой он согласится ухаживать, а тем более - разделить с ней
постель, будет та, которую он полюбит и которая станет  его  женой.  Такая
достойная уважения принципиальность не в шутку тревожила Филиппа,  который
по своему опыту знал,  как  безжалостна  бывает  жизнь  к  идеалистам.  Он
чувствовал себя в ответе за судьбу этого парня, брата Луизы - единственной
женщины, которую он по-настоящему любил и которая умерла  шесть  лет  тому
назад при родах его ребенка.
     Что же касается Эрнана, то его вступление в ряды рыцарей ордена Храма
Сионского явилось для Филиппа полнейшей неожиданностью. Если бы  семь  или
восемь лет  назад  кто-нибудь  сказал,  что  Шатофьер  потеряет  всяческий
интерес к женщинам и, мало того, станет  монахом,  пусть  и  воинствующим,
Филипп расценил бы это как глупую и не очень остроумную шутку. Однако факт
был налицо: Эрнан не  только  строго  соблюдал  обет  целомудрия,  который
принес, надевая плащ тамплиера, но и, по  возможности,  старался  избегать
женского общества. И хотя Эрнан никому не открывал свою душу, даже Филиппу
- за исключением одного-единственного случая, когда  умерла  его  молочная
сестра, -  но  именно  эти  воспоминания  наводили  Филиппа  на  некоторые
догадки, какими бы смехотворными они не казались на первый взгляд. Ни  для
кого из друзей Шатофьера не была секретом его детская  любовь  к  Эджении,
все знали, что ее смерть стоила Гийому жизни; но кто бы мог подумать,  что
эта девушка-плебейка,  дочь  служанки,  оставила  в  памяти  Эрнана  такой
глубокий след, который и семь лет спустя отзывался в  его  сердце  острой,
неистребимой болью...



                            23. ЛЕТО 1452 ГОДА

     Первым шагом Филиппа в его восхождении на галльский престол и  первым
испытанием Эрнана как гасконского полководца был предпринятый ими поход на
Байонну, которая тогда находилась под властью французской короны,  являясь
анклавом в окружении галльских земель.
     Вкратце проблема состояла в  следующем.  В  конце  прошлого  века  во
времена бездарного правления герцога Карла III  Аквитанского,  прозванного
Негодяем,  его  кузен,  французский  король  Филипп-Август  II,  известный
потомкам как Великий, отторгнул от Гаскони ее  северные  графства  Сент  и
Ангулем, а также юго-западный город-порт Байонну и почти  все  одноименное
графство. После полувекового бездействия  трех  своих  предшественников  -
Филиппа II Доброго, Робера I Благочестивого и Филиппа III Справедливого, -
Филипп IV Красивый решил, что  пора  уже  покончить  с  этой  исторической
несправедливостью  и,   естественным   образом,   процесс   восстановления
статус-кво предстояло начать с Байонны.
     И вот, в одну  тихую  летнюю  ночь  в  конце  июня,  втайне  от  всех
собранная армия гасконцев во главе с Филиппом  и  Эрнаном  неожиданно  для
многих, в том числе и для герцога,  вторглась  на  территорию  Байоннского

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.