Случайный афоризм
Мы не знали, что стихи такие живучие. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - На Тристана?  -  рассмеялась  Маргарита.  -  Чем  же  он  похож  на
Тристана?
     - Ну... Он красивый, добрый, мужественный...
     - Мужественный? - скептически переспросила наваррская принцесса.
     - Да, сударыня. Госпожа Бланка как-то говорила мне,  что  дон  Филипп
Аквитанский считается одним из лучших рыцарей Кастилии.
     - А по его виду этого не скажешь.
     - Тем не менее, это так, - заметила Бланка. - Филипп  часто  побеждал
на турнирах, которые устраивал мой отец.
     - И, небось, чаще всего  тогда,  -  усмехнулась  Маргарита,  -  когда
королевой любви и красоты на турнире была ты... Ах да! Ты знаешь, что  мой
папочка пригласил его быть одним из рыцарей-зачинщиков турнира  по  случаю
дня моего рождения?
     - Что-то такое я слышала.
     - И это симптоматично. Похоже, отец  намерен  превратить  праздничный
турнир в состязание претендентов на мою руку. Уже доподлинно известно, что
как минимум четыре зачинщика из семи будут мои женихи.
     - Аж четыре?
     - Да. Пятым, по-видимому, станет твой муженек - как ни как, он первый
принц крови, а еще два места папуля,  очевидно,  приберег  для  Рикарда  и
кузена Арагонского - а вдруг и они изъявят желание преломить копья  в  мою
честь... Гм, в чем я позволю себе усомниться.
     Рикард покраснел. Он никогда не принимал участия в турнирах, так  как
от природы был физически слаб - что, впрочем, нисколько не мешало ему быть
пылким любовником.
     - Один из тех четырех, как я понимаю, Филипп Аквитанский, - пришла на
помощь Рикарду Бланка. - Второй граф Оска. А еще двое?
     - Представь себе, - сказала Маргарита. - Будет Эрик Датский.
     - Тот самый бродячий принц?
     - Да, тот самый.
     - Прошу прощения, сударыни, - вмешалась в их разговор Матильда. -  Но
почему его называют бродячим принцем?
     - Потому что он постоянно  бродит  по  свету,  то  бишь  странствует.
Странствует и воюет. Кузен Эрик - шестой сын датского  короля,  на  родине
ему ничего  не  светит,  вот  он  и  шатается  по  всему  миру  в  поисках
какой-нибудь бесхозной короны. Недавно его погнали в шею с Балкан, так что
теперь он решил попытать счастья на Пиренеях.
     - А  четвертый  кто?  -  спросила  Бланка.  -  Случайно,  не  Тибальд
Шампанский?
     Маргарита усмехнулась.
     - Он самый. Моя безответная любовь.
     - Как так? Ведь он влюблен в тебя.
     - Это я имела в виду. Он любит меня - а я не отвечаю ему взаимностью
     - В таком случае ты неправильно выразилась, - заметила Бланка. -  Это
ты его безответная любовь.
     Маргарита пожала плечами.
     - Какая разница! - сказала она. - И вообще, не придирайся  к  словам.
Ты сама не больно хорошо говоришь по-галльски.
     - Зато правильно.
     - А вы знаете, сударыня, -  вновь  вмешалась  Матильда,  обращаясь  к
Бланке. - В прошлом году госпожа Маргарита послала господину Тибальду...
     - Замолчи! - резко перебила ее Маргарита;  щеки  ее  заалели.  -  Что
послала, то послала. Он сам напросился.
     - А в чем, собственно, дело? - поинтересовалась Бланка.
     - Да ни в чем. Просто граф Шампанский - настырный  тип.  Четыре  года
назад он совершал паломничество к мощам  Святого  Иакова  Компостельского,
чтобы помолиться за выздоровление своей  жены,  и,  естественно,  проездом
побывал в Памплоне. Тогда-то мы с ним и познакомились. И  представь  себе:
на второй день он признался мне в любви - а в это  самое  время  его  жена
была при смерти. Он, наверное, здорово обрадовался, когда вернулся домой и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.