Случайный афоризм
Настоящее наследие писателя - это его секреты, его мучительные и невысказанные провалы; закваска стыда - вот залог его творческой силы. Эмиль Мишель Чоран
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1940 году скончался(-лась) Исаак Эммануилович Бабель


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

суровым, однако чувствовалось, что комизм ситуации начинает его забавлять.
- И что же вы требуете?
     -   Наказать   бесчестного   насильника,   вот   что!   -    вмешался
двенадцатилетний мальчишка, младший из братьев. -  Дабы  другим  неповадно
было.
     - Даже так? - Дон Альфонсо вопросительно поглядел на Филиппа.
     "Ай, какой красавец! -  подумал  он.  -  Неудивительно,  что  женщины
наперебой вешаются ему на шею".
     Филипп с вызовом смотрел на него - смущенный, но не растерянный.
     "Если мне удастся заманить его в Толедо, многие  наши  дамы  по  гроб
жизни будут благодарны мне за эту услугу, - решил дон Альфонсо;  очевидно,
он неплохо знал столичных дам. - Гм... Зато от их мужей я благодарности не
дождусь".
     - Итак, вы утверждаете, - он опять повернулся к братьям,  -  что  дон
Фелипе обесчестил вашу сестру.
     - Да! - ответил ему хор в девять глоток.
     - И наш дом, - добавил Диего.
     - О доме пока  речь  не  идет.  Разберемся  сначала  с  сестрой.  Она
жаловалась вам на дона Фелипе?
     Диего де Сан-Хуан изумленно вытаращил глаза.
     - Что-что? - сиплым голосом переспросил он.
     - Жаловалась ли она, повторяю, что дон Фелипе наглумился над ней?
     Братья были ошарашены таким толкованием их обвинения.
     - Нет, ваше высочество, не жаловалась, - первым  опомнился  Диего.  -
Боюсь, вы превратно поняли нас. Он не глумился  над  ней...  То  есть,  на
самом деле он наглумился, но он не...
     - Так что же он сделал, в конце-то концов?
     - Он... э-э... Сестра сама... э-э...
     - Ну!
     - Тереза... то бишь наша сестра... она добровольно... э-э...
     - Полно вам мычать! - прикрикнул дон Альфонсо, еле сдерживаясь, чтобы
не расхохотаться. - Вы хотите сказать, что она по своей воле спала с ним?
     - Ну...
     - Да или нет?
     - Да, ваше высочество. Но...
     - Тогда я ничего не понимаю, господа. - Дон Альфонсо скривил забавную
гримасу, которая должна была означать безграничное удивление.  -  Какие  у
вас могут  быть  претензии  к  дону  Фелипе?  Он  вел  себя  как  истинный
кабальеро, в чью обязанность вменяется всячески угождать  даме,  исполнять
любой ее каприз.
     Диего громко застонал, сообразив наконец, что ни о  каком  правосудии
речи быть не может. Королевская Фемида повернулась к нему  спиной,  а  его
семья, кроме всего прочего, стала объектом язвительных острот  со  стороны
первого принца Кастилии.
     - Но ведь он соблазнил ее! - воскликнул младший де Сан-Хуан,  еще  не
понявший, что над ним смеются.  -  Он  обесчестил  нашу  сестру,  наивную,
неопытную, доверчивую...
     - Ладно, - как от назойливой мухи отмахнулся от него дон Альфонсо.  -
Я сам займусь этим соблазнителем, - он кивнул в сторону Филиппа.  -  А  вы
ступайте разбирайтесь с  сестрой.  Боюсь,  ее  ожидают  весьма  неприятные
минуты.
     - Но...
     - Никаких "но"! Прошу освободить замок, господа. Я  уже  сказал  вам,
что сам разберусь с доном Фелипе. Вы чем-то недовольны?
     Разумеется, братья были  недовольны,  однако  возражать  сыну  своего
короля они не осмеливались и лишь бросали на Филиппа злобные взгляды.
     Когда они,  наконец,  убрались  восвояси,  и  ворота  замка  за  ними
захлопнулись, дон Альфонсо, весело посмеиваясь, подошел к Филиппу.
     - Рад познакомиться с вами, граф, - сказал он.
     Филипп сдержанно поклонился.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.