Случайный афоризм
В поэтическом произведении предпочтительнее вероятное невозможное, чем невероятное, хотя и возможное.
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

совершенное мною на кого-то другого.
     - Но, сударыня! - взмолилась Матильда. - Ведь вы замужем, а  Этьен...
Он вам не ровня. Даже будь вы свободны, все равно между вами не  могло  бы
быть любви.
     - Однако она есть. Мы с Этьеном любим друг друга. Теперь я  знаю  это
точно.
     - Это неправедная  любовь,  сударыня.  Это  губительная  страсть.  Вы
должны вырвать ее из своего сердца.
     Бланка рывком прижала голову Матильды к своей груди.
     - Слышишь? Это бьется мое сердце. Оно живое, оно  страдает  и  любит.
Оно  много  страдало,  но  любовь  к  твоему  брату,  пусть  она   грешна,
неправедна, пагубна, излечила его, избавила меня от боли и страданий.  Как
же я могу вырвать то, что стало частичкой меня самой?  Ты  всего  лишь  на
полтора года младше меня, Матильда, но ты еще дитя, ты чиста и невинна, ты
не испытала того, что довелось испытать  мне,  и  сейчас  ты  не  способна
понять меня. Ты осуждаешь нас с Этьеном - что ж, ладно, я  на  тебя  не  в
обиде. Не приведи Господь, чтобы когда-нибудь ты поняла меня ценой  своего
горького опыта. - На секунду Бланка  умолкла,  переводя  дыхание.  -  И  я
благодарю тебя за все, что ты мне сказала. Ты  помогла  мне  лучше  понять
себя, разобраться в своих чувствах и смириться с неизбежным. Чему  бывать,
того не миновать, дорогая. Я очень люблю тебя, но также я люблю  и  твоего
брата...
     - Сударыня, - отозвалась  Матильда,  подводя  голову.  -  Убедительно
прошу вас опомниться. Не берите грех на душу, не губите Этьена.
     - Нет, - твердо ответила Бланка. - Я уже все решила. Рано или  поздно
это должно произойти, так пусть же это произойдет как можно скорее. У меня
больше нет сил мучить себя...
     Искупавшись и приодевшись, Бланка вошла в гостиную своих покоев,  где
ее уже ждал Монтини. В комнате больше никого не было, и как обычно при  их
утренней  встрече,  после  вежливых  приветствий  между  ними   воцарилось
неловкое молчание. Этьен смотрел на Бланку с восхищением и обожанием,  она
же откровенно любовалась  им,  его  ладно  скроенной  фигурой,  безупречно
правильными чертами лица, его красивыми черными глазами...
     Наконец, Бланка подступила к Монтини и взяла его за руки. Она  хотела
спросить, любит ли он ее, но слова вдруг застряли в ее горле. Этот  вопрос
показался ей слишком банальным, мелодраматичным и даже пошлым. Внезапно  с
ее губ сорвалось нечто  уже  совсем  неожиданное,  ошеломляющее  по  своей
прямоте:
     - Этьен, у вас... У тебя раньше были женщины?
     Монтини на мгновение опешил и недоуменно уставился на Бланку. Затем в
смятении опустил глаза.
     - Да, - виновато пробормотал он и хотел было броситься ей в ноги,  но
Бланка, пытаясь удержать его, очутилась в его объятиях.
     - И сколько? - спросила она.
     Этьен еще больше смутился, не зная, что ей  ответить.  Он  уже  давно
потерял счет молоденьким служанкам и жившим по соседству благородным дамам
и девицам, с которыми за последние два года имел  близкие  отношения.  Его
замешательство невесть почему  привело  Бланку  в  восторг,  и  так  и  не
дождавшись ответа, она прижалась губами к его губам.
     Первым делом Монтини научил Бланку целоваться, и в тот день,  вопреки
обыкновению, она не пошла на обедню.



                         21. БЕЗУМИЕ РИКАРДА ИВЕРО

     В то лето виконту Иверо шел двадцать  первый  год.  Он  был  внучатым
племянником короля Наварры, сыном  и  наследником  самого  могущественного
после короля наваррского вельможи - дона Клавдия, графа Иверийского, а  по
линии  матери,  Дианы  Юлии,  он   приходился   двоюродным   братом   ныне

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.