Случайный афоризм
Я полагаю, что обладать прекрасной душой для автора книги важнее, чем быть правым как можно чаще. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Ну? Как тебе понравился братик Матильды? Хорош, не так ли?
     Бланка встала с кресла,  пересела  на  диван  рядом  с  Маргаритой  и
положила голову ей на плечо.
     - Господи! - прошептала она. - Что со мной происходит?..
     - А что ИМЕННО с тобой происходит?
     - Я будто горю вся... сгораю...
     - Ты влюбилась?
     - Нет... Не знаю... - сбивчиво ответила Бланка. - Я ничего не знаю!
     - Зато я знаю - в тебе вспыхнула страсть. Поэтому ты вся и горишь. Ты
сгораешь от страсти. Со мной тоже так было...  Когда-то.  Очень  давно.  В
самый первый раз. - Маргарита  мечтательно  улыбнулась.  -  У  нас  гостил
Альберто Фарнезе,  теперешний  герцог  Пармский,  и  я,  одиннадцатилетняя
девчонка, влюбилась в него по уши. Будто с ума сошла.  На  третью  ночь  я
тайком пробралась в его спальню и залезла к нему в постель. В потемках  он
принял меня за одну из фрейлин моей матушки  -  со  всеми  вытекающими  из
этого последствиями; а утром... О! Я никогда не забуду выражения его лица,
когда он проснулся и увидел меня... Бланка, ты вся дрожишь!
     Бланка еще крепче прижалась к ней.
     - Мне зябко, Маргарита.
     - Но ведь только что ты горела.
     - А теперь мне зябко. Мне... мне страшно. Я боюсь...
     - Чего ты боишься?
     - Себя боюсь. Своих мыслей и...
     - И желаний, - помогла ей Маргарита. - Ты испытывала что-то похожее к
Красавчику?
     Бланка долго молчала, прежде чем ответить.
     - Да, - сказала она. - Только это сильнее, гораздо сильнее.  Когда  я
хотела... Когда меня тянуло к Филиппу, я всегда вовремя останавливалась. А
сейчас я боюсь, что не сумею остановиться. Что со мной. Маргарита?
     - Ты взрослеешь, вот и все. Твой  Филипп  пробудил  в  тебе  женщину,
Александр сделал тебя женщиной, а этот парень, надеюсь, научит  тебя  быть
женщиной. Все это естественно, и тебе нечего бояться. Отбрось все  страхи,
подчинись своим желаниям, дай волю своей страсти. И ты  увидишь,  как  это
прекрасно - любить и быть любимой. Ведь  сам  Господь  говорил,  что  суть
нашей жизни - любовь.
     - Ах, кузина! - в отчаянии простонала Бланка. - Не мучь  меня.  Прошу
тебя, не мучь... Пожалуйста...
     Маргарита вздохнула.
     - Ты сама себя мучишь, золотко. И не только себя - меня тоже.
     И это была истинная правда. Последние четыре месяца Маргарита жила  в
постоянном страхе перед будущим. Ее пугали возможные последствия  громкого
скандала, который разразится, когда Бланка  (а  когда-нибудь  она  все  же
решится на это) потребует развода с Александром, публично  обвинив  его  в
кровосмешении. Сам по себе скандал был бы даже выгоден Маргарите, так  как
позволял  ей  избавиться  от  своего  политического  противника  -   графа
Бискайского (хотя при этом  пострадала  бы  и  Жоанна,  которую  принцесса
по-своему  любила).  Но  в  данных  обстоятельствах  окажется   затронутой
фамильная честь кастильского королевского  дома,  и  гнев  могущественного
соседа, скорее всего, обрушится на всю Наварру, без разбора, кто конкретно
виноват в несчастьях Бланки - любимицы  всей  Кастилии  и  любимой  сестры
короля,  который  с  самого  начала  был  решительно  против  ее  брака  с
Александром Бискайским и только рад будет освободить ее от этих  тягостных
уз. В лучшем случае Альфонсо XIII денонсирует все мирные договоры и  умоет
руки, позволив  своим  воинственным  и  падким  на  чужие  земли  вассалам
действовать по собственному усмотрению. А тогда и Гасконь  с  Арагоном  не
останутся пассивными наблюдателями - с какой стороны ни глянь, под  угрозу
будет поставлено существование Наварры как самостоятельного государства.
     "Боюсь, - подумала  Маргарита,  -  мне  все-таки  придется  выйти  за
Красавчика..."
     - Бланка, - произнесла она вслух. -  Ты  должна  пообещать  мне  одну

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.