Случайный афоризм
Писателю отказано в "подлинности". Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1940 году скончался(-лась) Исаак Эммануилович Бабель


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - А что вы, сударь, делали до того,  как  отважились  просить  у  нас
прощения?
     - Смилуйтесь, сударыня! Я здесь человек  новый  и  не  знал  о  ваших
привычках...
     - О каких моих привычках?
     - Ну, о том, как вы обычно выпроваживаете своих придворных.  Поначалу
я не мог понять, что здесь происходит, и  очень  боялся  некстати  явиться
пред ваши светлые очи и  подвернуться  вам  под  горячую  руку,  ведь  вы,
сударыня, опять же прошу прощения, разошлись не на шутку. Так что я  решил
обождать, пока буря утихнет...
     - А потом?
     - Потом вы разговорились...
     - А вы подслушивали. И не предупредили нас о своем присутствии. Разве
это порядочно с вашей стороны?
     - Но вы должны понять меня, сударыня, -  оправдывался  парень.  -  Вы
говорили о таких вещах... э-э, не предназначенных для чужих  ушей,  что  я
счел лучшим не смущать вас своим появлением.
     - Какая деликатность! - саркастически  произнесла  Маргарита,  бросив
быстрый взгляд на обескураженную Бланку. - Стало быть, вы  все  слышали...
господин де Монтини, я полагаю?
     - Да, сударыня. И я, право, не знаю, что мне делать.
     - Прежде всего, подняться с колен, - посоветовала Маргарита,  смягчая
тон.
     Монтини без проволочек выполнил этот приказ,  все  так  же  доверчиво
глядя на наваррскую принцессу. А та между тем продолжала:
     - И хотя ваше поведение,  сударь,  было  небезупречно,  особенно  это
относится к тому, что  вы  подглядывали  за  нами,  а  мотивировка  вашего
поступка весьма спорна, я все же извиняю  вас.  Надеюсь,  моя  кастильская
кузина присоединится ко мне - при условии, конечно, что вы тотчас забудете
все СЛУЧАЙНО услышанное вами.
     Бланка утвердительно кивнула,  украдкой  разглядывая  Монтини.  В  ее
глазах зажглись те самые  огоньки,  о  которых  совсем  недавно  упоминала
Маргарита,  сравнивая  ее  с  Еленой.  В  ответ  юноша  бросил  на  Бланку
убийственный взгляд, повергнувший ее в трепет, и почтительно поклонился.
     - Милостивые государыни, я не могу ручаться,  что  позабуду  о  вашем
разговоре. Но вместе с тем осмелюсь заверить вас, что никто,  кроме  ваших
высочеств, не заставит меня вспомнить хотя бы слово из услышанного.
     Это следовало понимать так: "Рассказать, я никому не расскажу, однако
никто не запретит мне использовать  полученные  сведения  в  своих  личных
целях".
     - Хорошо, - сказала Маргарита, приняв к сведению хитрость Монтини.  -
Прошу садиться, сударь.
     Юноша устроился на указанном наваррской принцессой невысоком табурете
в двух шагах от дивана, но  при  этом,  как  бы  невзначай,  сел  с  таким
разворотом,  чтобы  смотреть  в  упор  на   принцессу   кастильскую.   Это
обстоятельство не ускользнуло от  внимания  Маргариты,  и  она  исподтишка
ухмыльнулась.
     - Если память не изменяет мне, - отозвалась Бланка, нарушая  неловкое
молчание, - вас зовут Этьен.
     - Да, сударыня, Этьен. Правда, с тех  пор  как  наша  семья,  получив
наследство переехала из Блуа в Русильон, мое имя зачастую переиначивают на
галльский лад - Стефано.* - Он ослепительно улыбнулся. -  Так  что  я  сам
толком не знаю, как же меня зовут на самом деле.
     - С собственными именами порой  возникает  настоящая  неразбериха,  -
живо подхватила Бланка.  -  К  примеру,  кастильское  Хайме  по-французски
произносится Жак, по-галльски  и  по-итальянски  Жакомо,  а  в  библейском
варианте - Иаков. Мой духовник, кстати, ваш тезка, падре  Эстебан,  как-то
рассказывал мне, что Иисуса Христа по-еврейски звали Иегошуа...
     Маргарита с растущим удивлением слушала их разговор. Собственно, было
бы неверно утверждать, что Бланка избегала  мужского  общества.  Она  была

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.