Случайный афоризм
То, что написано без усилий, читается, как правило, без удовольствия. Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - А что вы, сударь, делали до того,  как  отважились  просить  у  нас
прощения?
     - Смилуйтесь, сударыня! Я здесь человек  новый  и  не  знал  о  ваших
привычках...
     - О каких моих привычках?
     - Ну, о том, как вы обычно выпроваживаете своих придворных.  Поначалу
я не мог понять, что здесь происходит, и  очень  боялся  некстати  явиться
пред ваши светлые очи и  подвернуться  вам  под  горячую  руку,  ведь  вы,
сударыня, опять же прошу прощения, разошлись не на шутку. Так что я  решил
обождать, пока буря утихнет...
     - А потом?
     - Потом вы разговорились...
     - А вы подслушивали. И не предупредили нас о своем присутствии. Разве
это порядочно с вашей стороны?
     - Но вы должны понять меня, сударыня, -  оправдывался  парень.  -  Вы
говорили о таких вещах... э-э, не предназначенных для чужих  ушей,  что  я
счел лучшим не смущать вас своим появлением.
     - Какая деликатность! - саркастически  произнесла  Маргарита,  бросив
быстрый взгляд на обескураженную Бланку. - Стало быть, вы  все  слышали...
господин де Монтини, я полагаю?
     - Да, сударыня. И я, право, не знаю, что мне делать.
     - Прежде всего, подняться с колен, - посоветовала Маргарита,  смягчая
тон.
     Монтини без проволочек выполнил этот приказ,  все  так  же  доверчиво
глядя на наваррскую принцессу. А та между тем продолжала:
     - И хотя ваше поведение,  сударь,  было  небезупречно,  особенно  это
относится к тому, что  вы  подглядывали  за  нами,  а  мотивировка  вашего
поступка весьма спорна, я все же извиняю  вас.  Надеюсь,  моя  кастильская
кузина присоединится ко мне - при условии, конечно, что вы тотчас забудете
все СЛУЧАЙНО услышанное вами.
     Бланка утвердительно кивнула,  украдкой  разглядывая  Монтини.  В  ее
глазах зажглись те самые  огоньки,  о  которых  совсем  недавно  упоминала
Маргарита,  сравнивая  ее  с  Еленой.  В  ответ  юноша  бросил  на  Бланку
убийственный взгляд, повергнувший ее в трепет, и почтительно поклонился.
     - Милостивые государыни, я не могу ручаться,  что  позабуду  о  вашем
разговоре. Но вместе с тем осмелюсь заверить вас, что никто,  кроме  ваших
высочеств, не заставит меня вспомнить хотя бы слово из услышанного.
     Это следовало понимать так: "Рассказать, я никому не расскажу, однако
никто не запретит мне использовать  полученные  сведения  в  своих  личных
целях".
     - Хорошо, - сказала Маргарита, приняв к сведению хитрость Монтини.  -
Прошу садиться, сударь.
     Юноша устроился на указанном наваррской принцессой невысоком табурете
в двух шагах от дивана, но  при  этом,  как  бы  невзначай,  сел  с  таким
разворотом,  чтобы  смотреть  в  упор  на   принцессу   кастильскую.   Это
обстоятельство не ускользнуло от  внимания  Маргариты,  и  она  исподтишка
ухмыльнулась.
     - Если память не изменяет мне, - отозвалась Бланка, нарушая  неловкое
молчание, - вас зовут Этьен.
     - Да, сударыня, Этьен. Правда, с тех  пор  как  наша  семья,  получив
наследство переехала из Блуа в Русильон, мое имя зачастую переиначивают на
галльский лад - Стефано.* - Он ослепительно улыбнулся. -  Так  что  я  сам
толком не знаю, как же меня зовут на самом деле.
     - С собственными именами порой  возникает  настоящая  неразбериха,  -
живо подхватила Бланка.  -  К  примеру,  кастильское  Хайме  по-французски
произносится Жак, по-галльски  и  по-итальянски  Жакомо,  а  в  библейском
варианте - Иаков. Мой духовник, кстати, ваш тезка, падре  Эстебан,  как-то
рассказывал мне, что Иисуса Христа по-еврейски звали Иегошуа...
     Маргарита с растущим удивлением слушала их разговор. Собственно, было
бы неверно утверждать, что Бланка избегала  мужского  общества.  Она  была

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.