Случайный афоризм
Чтобы довести посещение библиотек до невероятных показателей, надо перенести туда с прилавков все самые подлые и глупые книги. (Елена Ермолова)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Кузина, - сказала Бланка, выручая Матильду из затруднения.  -  Если
ты думаешь, что это решит все мои проблемы, то ошибаешься.
     - Я так не думаю, - покачала головой Маргарита. - Я  знаю,  что  тебя
очень тяготит твое  положение  при  моем  дворе.  Он,  конечно,  не  столь
блестящ, как кастильский...
     - Не преуменьшай, кузина, твой двор великолепен. Однако...
     - Однако хозяйка в нем  я.  А  при  дворе  своего  отца  ты  привыкла
повелевать,  привыкла  быть  в  центре  внимания,  привыкла  к   всеобщему
поклонению. В Кастилии тебя любили и почитали больше, чем отца, Альфонсо и
Нору, не говоря уж о Фернандо, Констанце Орсини и Марии Арагонской. Но тут
ничего не попишешь. Это мой двор и моя страна, и даже при всей моей  любви
к тебе я не потерплю твоих попыток играть  здесь  первую  скрипку.  Ты  уж
прости за прямоту, Бланка...
     - Все в порядке, кузина, я не в обиде. Ты совершенно права - это твой
двор, и с моей стороны было бы свинством претендовать на  роль  хозяйки  в
нем.
     - Тем не менее,  -  заметила  Маргарита.  -  Женясь  на  тебе,  кузен
Бискайский рассчитывал, что с твоей помощью он станет королем, и наверняка
пообещал твоему отцу сделать тебя хозяйкой всей Наварры.
     Тут Бланка  гордо  вскинула  голову.  В  этот  момент  она  была  так
прекрасна в своем высокомерии, что наповал сразила четвертого,  пассивного
участника их разговора (вернее, наблюдателя, о котором мы  поговорим  чуть
позже).
     - Кузина! Ты ведь знаешь, что я никогда не позарюсь  на  то,  что  не
принадлежит мне по праву. Со всей ответственностью могу заверить тебя, что
в своих притязаниях на наваррский  престол  мой  муж  не  получит  никакой
поддержки ни от меня лично, ни от Альфонсо, ни от Кастилии  вообще.  Более
того,  в  случае  необходимости  я  сама  воспрепятствую   свершению   его
честолюбивых планов, и пока  я  жива,  он  будет  оставаться  лишь  графом
Бискайским и никем другим. Больно мне нужна твоя маленькая Наварра - после
всего, что я упустила в своей жизни.
     Последние слова Бланка произнесла с откровенной пренебрежительностью,
но горечь, прозвучавшая в ее голосе, помешала Маргарите обидеться.
     - Да уж, - согласилась она, - ты многое упустила.  Однако  я  склонна
считать, что в случае с кузеном Бискайским ты сама сглупила. Ведь ты у нас
такая властная и решительная -  что  помешало  тебе  воспротивиться  этому
браку? К тому времени тебе  уже  исполнилось  шестнадцать  лет,  ты  стала
полноправной графиней Нарбоннской, пэром Галлии,  и  даже  отец  при  всем
желании не смог бы лишить тебя этих титулов без согласия галльского короля
и Сената. В крайнем случае, ты  могла  бы  бежать  в  Галлию  и  попросить
покровительства у кузена Робера Третьего. Я уверена, что он  не  отказался
бы помочь невесте своего племянника.
     Бланка кивнула.
     - Да, кузина, тут ты права. Я  сглупила,  вернее,  смалодушничала.  Я
проклинаю  себя  за  ту  минутную  слабость,  которая   обернулась   такой
катастрофой. Да простит меня Бог, порой я проклинаю отца  за  то,  что  он
сделал со мной. Я потеряла все... даже дружбу Филиппа.
     - А что, он предлагал тебе бежать с ним?
     - Вроде того. Был один план, но я, дура,  отказалась...  боже,  ну  и
дура я была!
     Маргарита внимательно посмотрела ей в глаза.
     - Все-таки ты влюблена в него, правда?
     Бланка горько усмехнулась.
     - Какое теперь это имеет  значение?  Если  я  и  любила  Филиппа,  то
недостаточно сильно, чтобы воспротивиться воле отца.
     Но Маргарита отрицательно покачала головой.
     - Твои рассуждения  слишком  наивны,  кузина.  Это  в  романах  моего
незадачливого поклонника, графа Шампанского, любовь  придает  людям  силы,
подвигает на героические поступки, а  в  реальной  жизни  сплошь  и  рядом
происходит обратное. Не исключено,  что  твои  нежные  чувства  к  Филиппу

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.