Случайный афоризм
Пока автор жив, мы оцениваем его способности по худшим книгам; и только когда он умер - по лучшим. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

браку.
     - Правда? - не веря своим ушам переспросила  Жоанна.  -  Ты  сделаешь
это?
     - Да, сестренка. Ведь я люблю тебя и хочу, чтобы ты  была  счастлива.
Ну, как, согласна?
     - О да, конечно! - радостно воскликнула она,  чуть  ли  не  хлопая  в
ладоши. - Ты так добр ко мне, Сандро.
     Лицо графа нервно передернулось, и  лишь  усилием  воли  ему  удалось
совладать с собой.
     - Ладно, договорились. А теперь ступай спать, поздно уже.
     - Спокойно ночи, Сандро, - сказала Жоанна, поцеловала брата в щеку  и
быстро, будто боясь, что он передумает, покинула гостиную.
     Александр бухнулся в освободившееся кресло и облегченно вздохнул. Все
это время, с момента объявления о помолвке между  Филиппом  Аквитанским  и
Анной Юлией Римской, он находился на грани нервного срыва, и только сейчас
напряжение последних часов начало понемногу спадать. Разумеется, он был бы
плохим стратегом, если бы предвидел возможности примирения Рикарда Иверо с
Маргаритой - на этот случай у него был  разработан  план  незамедлительной
ликвидации весьма  ненадежного  сообщника.  Однако,  к  ужасу  Александра,
события  развивались  так   стремительно,   что   не   успел   он   отдать
соответствующие  распоряжения,  как   неожиданное   вмешательство   Елены,
явившейся среди ночи повидаться с братом, напрочь спутало все его карты.
     Когда же ему доложили о ночной встрече  Рикарда  с  принцессой,  граф
вообще запаниковал и решил  было  пуститься  в  бега,  даже  пробрался  по
тайному ходу в предместье Памплоны, где держал наготове конную заставу,  -
но в конечном итоге оказалось, что дела обстоят не столь уж плачевно. Судя
по всему, Маргарита не собиралась мириться с бывшим любовником, а  тот,  в
свою очередь, предпочел не упускать возможности одним махом поправить свое
финансовое положение и отвести от себя угрозу лишения наследства.
     Теперь  Александр  мог  спокойно  приступить  к  устранению  ставшего
опасным сообщника, подстроив ему несчастный случай,  однако...  Успех  его
грандиозного по своей дерзости замысла во многом зависел от кузена  Иверо,
и было уже поздно что-либо менять.  Рикарду  отводилась  ключевая  роль  в
предстоящем фарсе, и просто  так,  механически,  заменить  его  кем-нибудь
другим, тем более в последний момент, увы, не представлялось возможным.  У
Александра был небогатый выбор - или  отказаться  от  всей  этой  затеи  и
спрятать концы в воду, или все-таки рискнуть, понадеявшись,  что  безумие,
алчность и ненависть возьмут в  Рикарде  верх  над  некстати  проснувшейся
совестью, а его раздоры с Маргаритой будут продолжаться.
     Решение  было  предопределено  -  ставка  была  столь   высока,   что
оправдывала какой угодно риск, и тем не  менее  граф  долго  и  мучительно
размышлял. Стоило ему вспомнить о совести, как она тут как тут  -  вернее,
то, что осталось от нее после многих лет нравственного выхолащивания.  "Ты
так добр", -  сказала  Жоанна.  "Добр...  Добр...  Добр..."  -  как  удары
колокола звучало в его голове. Это и был голос  совести.  Жоанна  заменяла
ему утраченную совесть - а теперь он потерял и ее. Она ушла... И  хоть  он
сам решил отказаться от нее - той памятной ночью, две недели назад, -  все
же она ушла. И сказала на прощание: "Ты так добр... добр... добр..."
     - Замолчи, проклятая! - схватившись за голову, простонал Александр. -
Замолчи! Замолчи! Замолчи!..
     Он потерял свою совесть - даже  ту,  что  не  была  его  собственной.
Впрочем, теперь совесть ему ни к чему - ни своя, ни чужая. Корона лежит за
пределами добра и зла, над ней не властны нравственные законы.



        КОММЕНТАРИИ

     княжна (contina) - дочь графа или герцога.
     fortissimo con brio - громко, с задором (итал., муз.)

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.