Случайный афоризм
Писатели бывают двух категорий: одни пишут, чтобы жить, а другие живут, чтобы писать. Амин Ар-Рейхани
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

государственных интересов. Ты отказываешься от счастья, от любви; наконец,
ты упускаешь возможность укрепить королевскую власть, объединив Внутреннюю
Наварру,  Риоху  и  Алаву  в  единый  домен.  И  ради  чего  все  это?  Ты
пренебрегаешь мной, собой,  целостностью  страны  единственно  ради  того,
чтобы никто не мог подвергнуть  сомнению  неделимость  твоей  власти.  Ты,
повторяю, чудовище; ты политическая и моральная извращенка.
     - Какой ты жестокий, Рикард! - тоном  обиженного  ребенка  произнесла
Маргарита. - Жестокий! Жестокий!
     - Это ты жестокая, и, прежде всего, по отношению к себе. Ты  калечишь
свою жизнь и калечишь мою. Но я не позволю тебе и дальше  измываться  надо
мной - уж лучше смерть, чем такая жизнь.
     С этими словами Рикард направился к выходу.
     - Нет!!! - закричала ему вслед Маргарита, вскочив с кресла. - Нет! Не
надо! Не делай этого!
     У двери он остановился.
     - Нет, я не собираюсь покончить с собой - если ты это имела в виду. К
сожалению, у меня не  хватит  мужества  на  вторую  попытку  самоубийства.
Увы!..
     - Не покидай меня, дорогой, - взмолилась Маргарита, протягивая к нему
руки. - Вернись, ты мне очень нужен. Я люблю тебя.
     - Нет, дорогая, тебе не удастся завлечь меня этими  словами.  Слишком
часто  ты  их  повторяешь  в  последние  полчаса,  чтобы  они  всякий  раз
производили на меня магическое действие. Я уже порядком  устал  от  них  и
более не хочу слышать никаких признаний - ни в любви, ни в ненависти. Если
ты в самом деле любишь меня, если ты так сильно нуждаешься во  мне,  скажи
только "да", и я буду твоим - но целиком и на всю жизнь. Ни на что меньшее
я не согласен, меня  не  устраивает  должность  обер-любовника  при  твоем
дворе. И вообще, тебе  стоило  бы  подумать,  прежде  чем  предлагать  эту
унизительную  роль  МНЕ  -   внуку   римского   императора...   Хорошенько
поразмысли, Маргарита, и реши наконец, что в тебе сильнее - любовь ко мне,
если таковая имеется, или страх перед утратой части  властных  полномочий.
Даю  тебе  неделю  сроку,  как  раз  до   намеченной   тобою   поездки   в
Кастель-Бланко - и ни днем позже. К тому времени ты должна сделать  выбор,
только смотри не опоздай.
     - Но, Рикард...
     - Это все, дорогая. На сегодня все. Следующий наш разговор  состоится
лишь тогда, когда ты примешь мое предложение - или вовсе не состоится.  До
свидания, Маргарита... либо прощай - это зависит только от тебя.
     Оставшись одна, Маргарита бессильно опустилась на пол  возле  кресла,
уткнулась лицом в его мягкое сидение  и  вновь  зарыдала.  Той  ночью  она
впервые в жизни прокляла корону, которая достанется ей от  отца.  Вот  так
это случилось впервые, но далеко не в последний раз.



        19. ЕЩЕ РАЗ К ВОПРОСУ О БРАТЬЯХ И СЕСТРАХ

     - Что ты тут делаешь, Жоанна? Уже третий час ночи.
     Граф Бискайский стоял посреди просторной гостиной своих  апартаментов
и вопросительно глядел на сестру,  которая  сидела  перед  ним  в  кресле,
сложив на коленях руки. Как ни старалась она казаться спокойной, но мелкая
дрожь ее пальцев, озабоченное выражение лица и лихорадочный блеск в глазах
выдавали ее крайнее возбуждение.
     - Я ждала тебя, Сандро. Где ты был столько времени?
     - Ждала? - Граф проигнорировал ее вопрос: не говорить же ей, в  самом
деле, что сложись  обстоятельства  иначе,  она  бы  вряд  ли  когда-нибудь
увидела его, да и наверняка не захотела бы его видеть. -  Зачем  ты  ждала
меня?
     - Нам надо поговорить.
     - Поговорить? - удивился Александр. - Среди ночи? Ты  что,  не  могла

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.