Случайный афоризм
Настоящий писатель, каким мы его мыслим, всегда во власти своего времени, он его слуга, его крепостной, его последний раб. Элиас Канетти
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

я... О-о, как я тебя ненавижу!!!
     Маргарита подхватилась, опрокинула Филиппа навзничь и уселась на него
сверху, стиснув коленями его бока.
     - Прошу тебя, умоляю, откажись от меня. Будь великодушным, дорогой...
Будь безжалостным, непреклонным, ни за что не женись на мне. Даже  если  я
на коленях буду пресмыкаться перед тобой - не соглашайся,  не  губи  меня,
дай мне жить по-человечески... Ну! Ну! Ну! - и в исступлении она принялась
наотмашь хлестать его по щекам.
     Налицо были явные признаки истерического состояния,  поэтому  Филипп,
не долго думая, влепил ей две сильные пощечины и  резко  оттолкнул  ее  от
себя. Упав на бок, Маргарита мигом успокоилась и,  свернувшись  калачиком,
тихонько захныкала.
     - Я буду великодушным, жестоким и непреклонным, - заявил он. -  Я  не
позволю тебе губить свою жизнь. Ты свободна.
     Маргарита перестала хныкать и недоверчиво посмотрела на него.
     - Правда?
     - Клянусь хвостом Вельзевула, как говаривает Эрнан. Теперь уже  ничто
не заставит меня жениться на тебе.
     - Ты в самом деле отказываешься  от  меня?  -  с  робкой  надеждой  и
немалой долей горечи в голосе переспросила она.
     - Наотрез.  Я  не  хочу  прослыть  деспотом  и  эгоистом,  единолично
присвоившим себе такое бесценное сокровище, как ты. Ведь никто  в  здравом
уме не поверит, что ты не изменяешь мне по собственной  воле,  и  обо  мне
будут рассказывать ужасные истории, что якобы я регулярно  подвергаю  тебя
жесточайшим пыткам, чтобы принудить  к  супружеской  верности.  Постепенно
вокруг тебя возникнет ореол мученицы... Черт возьми! Снова плачешь?
     - Это я от радости, дорогой... И самую чуточку - от грусти. Когда  ты
уедешь, мне будет очень не хватать тебя. А  ты?  Ты  будешь  хоть  изредка
вспоминать обо мне?
     - Ах, милочка, - сонно пробормотал Филипп.  -  Я  никогда  не  забуду
тебя. У тебя такое прекрасное тело,  ты  такая  страстная,  такая  нежная,
такая сладкая...
     - А как же галльская корона? - всполошилась Маргарита. -  Ведь  мы  с
тобой... Впрочем, мне это ни к чему, с тобой я не буду даже правительницей
Наварры - лишь номинальной королевой, женой короля. Но  ты...  Неужели  ты
откажешься  от  своих  претензий?  Не  верю.  Не   могу   поверить.   Нет,
определенно, ты что-то затеваешь - но что?
     Филипп не ответил.  Усталость,  наконец,  одолела  его,  и  он  уснул
мертвым сном. Маргарита нежно коснулась губами его лба,  затем  осторожно,
стараясь не производить лишнего шума, сосклользнула с кровати и  не  спеша
оделась. Вынув  из  подсвечника  зажженную  свечу,  она  в  последний  раз
взглянула на спящего Филиппа  -  и  в  тот  же  момент  лицо  его  озарила
счастливая и безмятежная улыбка.
     "Интересно, что ему снится? - думала Маргарита, направляясь к  двери.
- Или кто?.. Может быть, Бланка?.. Теперь  это  неважно.  Между  нами  все
кончено. Навсегда. Бесповоротно... Да, да, да!  -  убеждала  она  себя.  -
Бесповоротно! Он мой злой гений. Я не  могу  его  любить...  Я  не  должна
любить его!  Благодарю  тебя,  Господи,  что  ты  избавил  меня  от  этого
чудовища. Ты дал мне силы, дал мне мужество, и это я, я  отвергла  его!  И
пусть теперь ему снится кто угодно - но только не я..."
     А Филиппу снились Перигор,  Руэрг  и  Готия.  В  его  вещем  сне  они
представлялись ему в виде трех ступеней к возвышению перед главным алтарем
собора святого Павла  в  Тулузе,  где  по  традиции  происходит  коронация
королей Галлии. И видел он усыпанную драгоценными камнями  золотую  корону
королевства Галльского, которую возлагает на  его  чело  Марк  де  Филипп,
архиепископ Тулузский, милостью божьей венчая своего  побочного  брата  на
царство в одном из могущественнейших европейских государств...




1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.