Случайный афоризм
Ни один жанр литературы не содержит столько вымысла, сколько биографический. Уильям Эллери Чэннинг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Слыханное ли дело, сударь, чтобы наследной принцессе  в  ее  дворце
преграждал путь какой-то там паж!
     - Я в отчаянии,  ваше  высочество!  -  с  виноватым  видом  отозвался
д'Обиак, поднимаясь на ноги. - Но, осмелюсь  заметить,  что  вы  превратно
истолковали мои намерения. Я лишь хотел по форме доложить монсеньору...
     - Молчи, негодный мальчишка! - визгливо выкрикнула Маргарита. -  Поди
вон!
     - И в самом деле, Марио, - поддержал принцессу Филипп.  -  Уберись-ка
отсюда подобру-поздорову. - (При этом он украдкой подмигнул парню: мол, ты
же видишь, в каком она состоянии). - И ты, Габриель, тоже ступай. Надеюсь,
ты понял, что надо передать моему отцу?
     - Да, понял.
     - Тогда доброй ночи.
     Габриель  молча  поклонился  Маргарите  и  вышел.   Вслед   за   ним,
затравленно озираясь на принцессу, из комнаты выскользнул д'Обиак.
     Когда дверь затворилась, Филипп, не меняя позы, холодно  взглянул  на
Маргариту и с наигранным безразличием в голосе осведомился:
     - Итак, сударыня, не соблаговолите ли объяснить, что привело  вас  ко
мне в столь поздний час?



                       15. СВАТОВСТВО ПО-ГАСКОНСКИ

     Что ответила Маргарита  на  эту  издевательскую  реплику,  мы  узнаем
несколько позже; а сейчас  последуем  за  Габриелем  де  Шеверни,  который
отправился выполнять поручение Филиппа.
     Герцога он разыскал без труда. Как и предполагал Филипп, его отец еще
не покинул пиршественный зал - правда, беседовал он не с литовским  князем
Гедимином, но с императором Римским, который излагал  ему  свою  теорию  о
том, что подлинным автором написанной в начале прошлого века "Божественной
комедии" был вовсе не наследный принц Италии Марк-Антоний  Юлий,  а  некий
Данте  Алигьери,  придворный  поэт  императора   Августа   Х.   Ловкий   и
изворотливый  политик,  в  частной  жизни  Август  ХII   был   воплощением
кристальной честности и  порядочности.  Не  понаслышке  зная,  как  тяжелы
бывают муки творчества и какие крепкие узы связывают настоящего  художника
с каждым его творением, он всей душой ненавидел плагиат и не  прощал  этот
грех никому,  даже  собственным  предкам.  Во  многом  благодаря  ему  имя
великого Данте не кануло в безвестность, подобно именам  других  мастеров,
чью славу незаслуженно присвоили сильные мира сего.
     Габриель уже несколько минут расхаживал по залу, то и дело бросая  на
герцога и императора нетерпеливые взгляды, но не решался подойти  ближе  и
вмешаться в их разговор. Август ХII первый заметил  его  и,  прервав  свой
неторопливый рассказ, обратил внимание собеседника на это обстоятельство:
     - Мне кажется, достопочтенный,  что  дворянин  твоего  сына  страстно
желает поведать тебе нечто крайне важное и безотлагательное.
     Он обращался к герцогу в единственном числе, так как  разговор  велся
на той своеобразной итализированной латыни, что в те времена еще  довольно
широко употреблялась  в  среде  римской  аристократии  и  в  международном
общении.
     Проследив за взглядом императора, герцог утвердительно кивнул,  сразу
же извинился, что вынужден ненадолго  отлучиться,  и  поднялся  с  кресла.
Облегченно вздохнув, Габриель спешно направился к нему.
     - Вас прислал мой сын, виконт? - спросил герцог, когда тот подошел.
     - Да, монсеньор. Он велел передать, что согласен.
     - А поконкретнее?
     - К сожалению, монсеньор, обстоятельства не располагали к тому, чтобы
давать  мне  более  конкретное  поручение.  Однако  из  нашего  разговора,
предшествовавшего  появлению  этих  обстоятельств,  можно  с  уверенностью
предположить,  что  монсеньор  сын  ваш  не  станет  возражать,  если   вы

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.