Случайный афоризм
Проблема искусства есть проблема перевода. Плохие писатели те, кто пишут, считаясь с внутренним контекстом, не известным читателю. Нужно писать как бы вдвоем: главное здесь, как и везде, - научиться владеть собою. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - А теперь этот номер не пройдет. В сложившихся  обстоятельствах  мой
брак с Маргаритой не сделает наш род доминирующим в Галлии.
     - Почему?
     -  Вот  почемучка!  -  рассердился  Филипп.  -  Думай,   прежде   чем
спрашивать. Учти, что  вскоре  Людовик  Прованский  выходит  из-под  опеки
короля Робера - и тут уж сам собой напрашивается его брак с Анной, вряд ли
этому помешает то, что она старше него на  полгода.  Либо  он,  либо  я  -
другой альтернативы нет. Прибавь к Провансу Готию,  Руэрг  и  Перигор,  не
забудь  также  о  поддержке  герцога  Савойи,   который   примет   сторону
сильнейшего, чтобы избежать междоусобицы, -  и  корона  в  руках  у  этого
мальчишки. Поверь, я искренне сожалею о  преждевременной  кончине  виконта
Готийского, сокрушившей мои надежды на  объединение  Галлии  и  Наварры  в
единое государство. Но если виконту и суждено было умереть  бездетным,  то
умер он вовремя и, к счастью, я узнал об этом до официального объявления о
моей помолвке с Маргаритой, иначе пришлось бы забрать  свое  слово  назад,
что отнюдь не сделало бы мне чести.
     - А кстати, откуда вы узнали? - поинтересовался Габриель. - Что-то  я
не слышал никаких толков на этот счет.
     - Лишь вчера вечером император получил письмо от маркиза Арманда, так
что слухи по понятным причинам еще не успели распространиться. А  поведала
мне об этом Анна, как я подозреваю, не без умысла  -  то  ли  по  наущению
отца, то ли по собственной инициативе.
     Габриель с сомнением покачал головой.
     - Вряд ли по собственной инициативе. Уж больно она юная,  к  тому  же
девчонка.
     - Не будь таким снобом, дружок! - фыркнул Филипп. -  Я  уже  встречал
одну четырнадцатилетнюю девчонку,  с  которой  в  сообразительности  могли
тягаться лишь очень немногие мужчины; это Бланка. А что касается Анны,  то
у нее не просто мужской склад  ума.  При  всей  своей  женственности,  она
здорово смахивает на парнишку в девичьем платьице... Впрочем, как  бы  там
ни было, мне определенно дали  понять,  что  я  совершаю  большую  ошибку,
сватаясь к Маргарите.
     - А что думает по этому поводу ваш отец? Или он еще ничего не знает?
     - Да нет, знает. Перед уходом я разговаривал с ним, правда, недолго.
     - И что вы решили?
     - Тогда ничего. Я был слишком возбужден, чтобы принимать столь важное
для всей нашей семьи решение.
     - А теперь?
     - Теперь я немного успокоился, собрался с мыслями и решил.
     - Отказать госпоже Маргарите и просить у дона Августа Юлия  руки  его
дочери?
     - Да ну! Как ты догадался, черт возьми?  -  с  притворным  изумлением
произнес Филипп, растягиваясь на  диване.  -  Ну,  если  ты  у  нас  такой
сообразительный, будет тебе порученьице. Разыщешь моего отца - он,  должно
быть, еще пирует, вернее, выторговывает лишнее сольдо за каждого наемника,
- так вот, передашь ему, что я...
     Что следовало передать герцогу,  Филипп  сказать  не  успел.  В  этот
момент дверь настежь распахнулась и в комнату, спотыкаясь, вбежал д'Обиак.
Не устояв на ногах, он грохнулся ничком на пол.
     Следом  за  ним,  размеренно  цокая  каблуками  по   паркету,   вошла
Маргарита.
     Завидев ее, Габриель мигом вскочил на ноги, а Филипп лишь перекинулся
на бок и подпер  голову  левой  рукой,  приняв  позу  древнего  римлянина,
возлежащего в триклинии за обеденным столом.
     - Добрый вечер, принцесса, - сказал он, весело  поглядывая  на  пажа,
который сидел на полу  и  потирал  ушибленные  колени.  -  Присаживайтесь,
пожалуйста. Вы уж простите великодушно, что я не приветствую вас стоя,  но
для этого имеется уважительная причина: я очень устал.
     Бросив на него испепеляющий взгляд, Маргарита села в кресло  напротив
дивана и гневно произнесла:

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.