Случайный афоризм
Когда б вы знали, из какого сора Растут стихи, не ведая стыда... Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1962 году скончался(-лась) Герман Гессе


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     К вечеру Памплона как с ума сошла. На улицах и площадях столицы целую
ночь не стихало веселье -  наваррцы  вовсю  праздновали  восемнадцатилетие
своей наследной принцессы. Возбужденные ратным зрелищем и подогретые вином
горожане  разошлись  не  на  шутку.  Они  не  ограничивались  одними  лишь
невинными  забавами  -  то  тут,  то   там   дело,   знай,   доходило   до
рукоприкладства относительно лиц, заподозренных в симпатии к  иезуитам,  а
сотня сорвиголов разгромила и сожгла до тла таверну, которую, на  беду  ее
хозяина, почему-то облюбовали  рыцари  Сердца  Иисусова.  Как  и  во  всех
странах, где были сильны  позиции  иезуитов,  в  Наварре,  особенно  среди
представителей третьего сословия, к ним  не  оставался  равнодушным  почти
никто: одни почитали их чуть ли не за  святых,  иные  -  за  исчадий  ада,
причем последних было явное большинство. И этой ночью настал  их  звездный
час. Когда утром следующего дня королю доложили  о  последствиях  народных
гуляний, бледный дон Александр аж за голову схватился.
     Благо к этому времени все высокие гости уже были во дворце, где после
продолжительного перерыва на отдых поздно вечером  состоялся  пир.  Филипп
явился на него свежий, чистенький, одетый с иголочки, взбодренный недавним
купанием - но стоило ему сделать глоток вина, как на него  с  новой  силой
навалилась усталость, и едва начался пир, он с  таким  нетерпением  ожидал
его окончания, что почти ничего не съел.
     Сегодняшние состязания отбили аппетит также и у Маргариты. Она вообще
не  соизволила  явиться  к  праздничному   столу,   ссылаясь   на   плохое
самочувствие, чему Филипп охотно поверил. Прекрасно  знали  о  причине  ее
недомогания и остальные гости. Кое-кто даже мысленно  упрекал  Филиппа  за
проявленную невежливость,  однако  большинство  склонялось  к  мысли,  что
король  турнира  сделал  удачный  выбор.  Кому   же,   дескать,   как   не
императорской дочери, чей род правит в Италии без малого девять  столетий,
должен принадлежать венец королевы любви и красоты?
     Сам Филипп был просто очарован юной принцессой. Его  приятно  поразил
ее гибкий мальчишеский ум, сочетавший в себе детскую непосредственность  с
вполне зрелой  рассудительностью  и  начисто  лишенный  той  специфической
женской практичности,  которая  подчас  вызывала  у  Филиппа  раздражение.
Вскоре между ними завязался такой оживленный  разговор,  что  на  губах  у
присутствующих начали появляться понимающие улыбки.
     Впрочем, ни обстоятельства, ни состояние духа Филиппа не  располагали
его к активным ухаживаниям. К тому же в поведении Анны не было и намека на
жеманность или кокетство, она  держалась  с  ним  скорее  как  со  старшим
товарищем, а не как с представителем противоположного пола. Большей частью
их разговор носил нейтральный характер, а если и  касался  взаимоотношений
мужчин и женщин, то опосредствовано. Так, например, Анна спросила, кого из
дам он желал бы видеть в ее свите в течение четырех  последующих  дней,  и
Филипп  с  удовольствием  назвал  имя  Бланки   Кастильской,   прочие   же
кандидатуры оставил на усмотрение само королевы. Анна одобрила его  выбор,
с каким-то странным выражением заметив, что у него, мол, губа не  дура,  а
после некоторых колебаний  добавила  без  обиняков,  что  в  ее  окружении
каракатиц не будет - только хорошенькие девушки.
     Чуть  позже  к  Филиппу  подошел   маршал-распорядитель   турнира   и
осведомился, намерен ли  он  отстаивать  титул  сильнейшего  в  завтрашних
групповых состязаниях. Филипп ответил отказом,  объяснив  под  добродушный
хохот присутствующих, что пленен чарами своей королевы и  собирается,  как
верный  рыцарь,  находиться  при  ней,  чтобы  защищать  ее  от  всяческих
поползновений со стороны возможных претендентов на его место.
     Затем  Филиппу  пришлось  выручать  из  неловкого   положения   графа
Шампанского. Как мы уже знаем,  в  схватке  с  Хайме  де  Барейро  Тибальд
здорово ушибся и не был уверен, сможет ли на следующий день стать во главе
одной из партий  в  общем  турнире.  Но  и  отказываться  он  не  решался,
поскольку ушиб, даже самый сильный, в рыцарской среде принято было считать
сущим пустяком. Видя,  как  смутился  Тибальд,  когда  к  нему  направился
маршал, Филипп в спешном порядке взял слово и заявил, что коли  он  король

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.