Случайный афоризм
Если я с друзьями, просматривая сокровища древних мудрых мужей, которые они оставили нам в своих сочинениях, встретим что-либо хорошее и заимствуем, то считаем это великой прибылью для себя... Сократ
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

посвященным иезуитом, он, тем не менее, занимал пост губернатора провинции
Садо Лузитанской области ордена  Сердца  Иисусова,  что  приравнивалось  к
званию командора.
     В пяти остальных поединках первого круга  уверенную  победу  одержали
зачинщики. Особенно  лихо  расправились  со  своими  противниками  Тибальд
Шампанский и Гуго фон Клипенштейн.
     Когда на арену въехала вторая семерка рыцарей, Филипп  ожидал  вызова
со стороны Серхио де Авилы-и-Сан-Хосе, но упомянутый  кабальеро  предпочел
сразиться с графом Оской. Зато следующий...
     - Великолепный и грозный сеньор Хуан Родригес, - объявил герольд.
     "Родригес... Родригес... - лихорадочно перебирал в памяти Филипп, тем
временем как закованный в блестящие  латы  всадник  с  опущенным  на  лицо
забралом и черным щитом без герба и девиза приближался к его шатру. - Есть
что-то знакомое, но что?.."
     - ...Вызывает на поединок великолепного и  грозного  сеньора  Филиппа
Аквитанского...
     К Филиппу подбежал один из младших герольдов:
     - Монсеньор, вызывавший вас рыцарь отказался сообщить свое  настоящее
имя, ссылаясь на принесенный  им  в  прошлом  году  обет  в  течение  пяти
последующих лет совершать ратные подвиги инкогнито.
     Филипп пренебрежительно фыркнул.
     - Так вот оно что! Стало быть, Родригес - вымышленное имя?
     - Да, монсеньор. И у нас нет никакой уверенности, что  этот  господин
на самом деле посвященный рыцарь и вправе скрестить с вами копье. Так  что
вы можете...
     - Правила мне  известны,  милостивый  государь,  -  перебил  герольда
Филипп. - Коли сей рыцарь принес обет, я  не  буду  настаивать,  чтобы  он
нарушил его, публично назвав свое имя. Я готов переговорить с ним с  глазу
на глаз.
     Когда    все    семеро    рыцарей    выбрали    себе     противников,
маршал-распорядитель велел немного обождать с началом поединков, а главный
герольд в изысканных выражениях объяснил публике, в чем  причина  заминки.
Филипп и "Хуан Родригес" съехались в центре арены.
     - Господин рыцарь, - сказал Филипп. - Меня вполне удовлетворит,  если
вы сообщите свое настоящее имя и какого вы  рода.  Даю  слово  чести,  что
никому не открою вашего инкогнито без вашего на то позволения.
     В ответ "Хуан Родригес" молча поднял забрало.
     - Ба! - пораженно воскликнул Филипп. - Родриго де Ортегаль!  Выходит,
грош цена заверениям вашего преемника,  что  вы  находитесь  под  стражей,
ожидая суда ордена.
     - Он не солгал, - сухо ответил бывший прецептор. - Это я  четыре  дня
назад сбежал из тюрьмы.
     - Чтобы взять реванш?
     - Да!
     Глаза его засияли ненавистью.
     - Я требую смертного поединка.
     Филипп отрицательно покачал головой:
     - А я отказываюсь, господин  иезуит.  Мы  будем  сражаться  турнирным
оружием.
     - Ага, вы испугались!
     Филипп бросил на Родриго де Ортегаля презрительный взгляд.
     - Вы пытаетесь рассердить меня, надеясь, что в гневе я  соглашусь  на
смертный поединок. Напрасно, сударь, я стою неизмеримо выше  вас  и  любых
ваших оскорблений и не позволю вам испортить праздник кровавым побоищем.
     - Это ваше окончательное решение? - спросил иезуит.
     - Да, окончательное.
     - Ну, что ж. У меня не остается  иного  выхода,  кроме  как  публично
обозвать вас трусом.
     Филипп побледнел.
     - В таком случае, я буду вынужден сообщить маршалам,  что  не  считаю

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.