Случайный афоризм
Мораль должна быть не целью, но следствием художественного произведения. Бенжамен Констан
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

посвященным иезуитом, он, тем не менее, занимал пост губернатора провинции
Садо Лузитанской области ордена  Сердца  Иисусова,  что  приравнивалось  к
званию командора.
     В пяти остальных поединках первого круга  уверенную  победу  одержали
зачинщики. Особенно  лихо  расправились  со  своими  противниками  Тибальд
Шампанский и Гуго фон Клипенштейн.
     Когда на арену въехала вторая семерка рыцарей, Филипп  ожидал  вызова
со стороны Серхио де Авилы-и-Сан-Хосе, но упомянутый  кабальеро  предпочел
сразиться с графом Оской. Зато следующий...
     - Великолепный и грозный сеньор Хуан Родригес, - объявил герольд.
     "Родригес... Родригес... - лихорадочно перебирал в памяти Филипп, тем
временем как закованный в блестящие  латы  всадник  с  опущенным  на  лицо
забралом и черным щитом без герба и девиза приближался к его шатру. - Есть
что-то знакомое, но что?.."
     - ...Вызывает на поединок великолепного и  грозного  сеньора  Филиппа
Аквитанского...
     К Филиппу подбежал один из младших герольдов:
     - Монсеньор, вызывавший вас рыцарь отказался сообщить свое  настоящее
имя, ссылаясь на принесенный  им  в  прошлом  году  обет  в  течение  пяти
последующих лет совершать ратные подвиги инкогнито.
     Филипп пренебрежительно фыркнул.
     - Так вот оно что! Стало быть, Родригес - вымышленное имя?
     - Да, монсеньор. И у нас нет никакой уверенности, что  этот  господин
на самом деле посвященный рыцарь и вправе скрестить с вами копье. Так  что
вы можете...
     - Правила мне  известны,  милостивый  государь,  -  перебил  герольда
Филипп. - Коли сей рыцарь принес обет, я  не  буду  настаивать,  чтобы  он
нарушил его, публично назвав свое имя. Я готов переговорить с ним с  глазу
на глаз.
     Когда    все    семеро    рыцарей    выбрали    себе     противников,
маршал-распорядитель велел немного обождать с началом поединков, а главный
герольд в изысканных выражениях объяснил публике, в чем  причина  заминки.
Филипп и "Хуан Родригес" съехались в центре арены.
     - Господин рыцарь, - сказал Филипп. - Меня вполне удовлетворит,  если
вы сообщите свое настоящее имя и какого вы  рода.  Даю  слово  чести,  что
никому не открою вашего инкогнито без вашего на то позволения.
     В ответ "Хуан Родригес" молча поднял забрало.
     - Ба! - пораженно воскликнул Филипп. - Родриго де Ортегаль!  Выходит,
грош цена заверениям вашего преемника,  что  вы  находитесь  под  стражей,
ожидая суда ордена.
     - Он не солгал, - сухо ответил бывший прецептор. - Это я  четыре  дня
назад сбежал из тюрьмы.
     - Чтобы взять реванш?
     - Да!
     Глаза его засияли ненавистью.
     - Я требую смертного поединка.
     Филипп отрицательно покачал головой:
     - А я отказываюсь, господин  иезуит.  Мы  будем  сражаться  турнирным
оружием.
     - Ага, вы испугались!
     Филипп бросил на Родриго де Ортегаля презрительный взгляд.
     - Вы пытаетесь рассердить меня, надеясь, что в гневе я  соглашусь  на
смертный поединок. Напрасно, сударь, я стою неизмеримо выше  вас  и  любых
ваших оскорблений и не позволю вам испортить праздник кровавым побоищем.
     - Это ваше окончательное решение? - спросил иезуит.
     - Да, окончательное.
     - Ну, что ж. У меня не остается  иного  выхода,  кроме  как  публично
обозвать вас трусом.
     Филипп побледнел.
     - В таком случае, я буду вынужден сообщить маршалам,  что  не  считаю

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.