Случайный афоризм
Главным достоинством писателя является знание того, чего писать не нужно. Гюстав Флобер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

мне пусто было!.. Но откуда здесь взялись сарацины, черт их дери?!"
     С пробуждением Эрнана шепот  не  пропал,  а  напротив,  стал  громче.
Теперь уже это был  не  шепот,  но  спокойный  разговор  двух  человек  на
арабском языке.
     "Нет, это не сарацины, -  наконец  сообразил  Эрнан,  обнаружив,  что
смысл произносимых слов ускользает от его понимания. -  Мавры?..  Нет,  не
мавры... Христиане, провалиться мне  на  этом  месте!..  Однако!  Как  они
безбожно коверкают арабский..."
     Он весь обратился в слух, и первая же понятая  им  реплика  буквально
сразила его наповал:
     - Она должна умереть, хочешь ты того или нет. Я уже вынес ей смертный
приговор.
     Эрнан осторожно протянул руку к лежавшему рядом мечу.
     "Вот поди ж ты! Оказывается, я присутствую на  тайном  судилище,  где
вместо латыни используется арабский язык... Да-а, очень некстати  я  здесь
вздремнул - для "судей" некстати, разумеется... А как же Байярд? Они  что,
слепые?.. Впрочем, нет. Скорее всего, он опять сорвался с привязи. Хороший
конь, умница..."
     Тут отозвался второй (Эрнан  понял,  что  это  был  второй,  лишь  по
контексту - чужой язык и плотные стенки шатра делали голоса  собеседников,
и так похожие, совершенно неразличимыми):
     - Боюсь, мне придется смириться с этим.
     -  Тем  более,  -  заметил  первый,  -  что  она  поступила  с  тобой
по-свински.
     - Да, ты прав.
     Затем воцарилось минутное молчание.
     "Интересно,  -  подумал  Эрнан.  -  Кто  она?  С  кем  она   поступил
по-свински? А что, если мне сейчас выйти и спросить у них напрямик: "О чем
вы толкуете, милостивые  государи?"  Гм...  Нет,  пожалуй,  это  будет  не
слишком умно с моей стороны - сперва нужно  поподробнее  узнать,  что  они
задумали... К тому же их явно больше, чем двое".
     И в самом деле: по соседству  слышалась  басконская  болтовня.  Эрнан
определил, что разговаривали трое, судя по лексикону  -  слуги,  несколько
раз кряду они упомянули о какой-то "тряпке".
     Наконец,  те  двое  возле  шатра  Филиппа  возобновили  свою   весьма
занимательную беседу:
     - Ну, как, решился?
     - Я уже сказал: мне придется смириться.
     - То есть ты согласен пассивно поддерживать меня?
     - Вроде того. Но...
     - Это меня не устраивает. Ни в коей мере. Теперь  мы  с  тобой  одной
веревкой связаны, так что будь любезен разделить со мной  ответственность.
И не увиливай - без твоей помощи мне придется туго.
     -  А  я  не  увиливаю.  Просто  я  хочу  получить  гарантии,  что  мы
равноправные союзники. Я не собираюсь таскать для тебя каштаны из огня.
     - О нет, будь в этом уверен. Конечно, мы союзники, как  же  иначе?  А
она стоит у нас на пути, само ее существование -  смертельная  угроза  для
нас... во всяком случае, для меня. Либо она, либо я - другой  альтернативы
нет. Ну а ты... В конце концов, она отступилась от тебя - так  что  же  ты
колеблешься? Вот я на твоем месте...
     - Да, это уж точно. Тебе чужды сантименты.
     "Так,  так,  так,-  отозвалась  та  часть  сознания  Эрнана,  которая
занималась анализом услышанного.  -  ОНА  отступилась  от  второго.  Очень
важная информация! А для первого ОНА  представляет  смертельную  угрозу...
или для его планов - порой честолюбцы отождествляют поражение со  смертью,
по себе знаю... Неужели!.."
     Последовавшие за тем слова первого, сказанные с  мрачной  решимостью,
подтвердили его догадку.
     - Когда речь идет о власти, сантименты излишни и  даже  вредны.  Ради
короны я готов пожертвовать всеми  без  исключения  родственниками...  Гм,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.