Случайный афоризм
В писателе-художнике талант... уменье чувствовать и изображать жизненную правду явлений. Николай Александрович Добролюбов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1962 году скончался(-лась) Герман Гессе


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

мне пусто было!.. Но откуда здесь взялись сарацины, черт их дери?!"
     С пробуждением Эрнана шепот  не  пропал,  а  напротив,  стал  громче.
Теперь уже это был  не  шепот,  но  спокойный  разговор  двух  человек  на
арабском языке.
     "Нет, это не сарацины, -  наконец  сообразил  Эрнан,  обнаружив,  что
смысл произносимых слов ускользает от его понимания. -  Мавры?..  Нет,  не
мавры... Христиане, провалиться мне  на  этом  месте!..  Однако!  Как  они
безбожно коверкают арабский..."
     Он весь обратился в слух, и первая же понятая  им  реплика  буквально
сразила его наповал:
     - Она должна умереть, хочешь ты того или нет. Я уже вынес ей смертный
приговор.
     Эрнан осторожно протянул руку к лежавшему рядом мечу.
     "Вот поди ж ты! Оказывается, я присутствую на  тайном  судилище,  где
вместо латыни используется арабский язык... Да-а, очень некстати  я  здесь
вздремнул - для "судей" некстати, разумеется... А как же Байярд? Они  что,
слепые?.. Впрочем, нет. Скорее всего, он опять сорвался с привязи. Хороший
конь, умница..."
     Тут отозвался второй (Эрнан  понял,  что  это  был  второй,  лишь  по
контексту - чужой язык и плотные стенки шатра делали голоса  собеседников,
и так похожие, совершенно неразличимыми):
     - Боюсь, мне придется смириться с этим.
     -  Тем  более,  -  заметил  первый,  -  что  она  поступила  с  тобой
по-свински.
     - Да, ты прав.
     Затем воцарилось минутное молчание.
     "Интересно,  -  подумал  Эрнан.  -  Кто  она?  С  кем  она   поступил
по-свински? А что, если мне сейчас выйти и спросить у них напрямик: "О чем
вы толкуете, милостивые  государи?"  Гм...  Нет,  пожалуй,  это  будет  не
слишком умно с моей стороны - сперва нужно  поподробнее  узнать,  что  они
задумали... К тому же их явно больше, чем двое".
     И в самом деле: по соседству  слышалась  басконская  болтовня.  Эрнан
определил, что разговаривали трое, судя по лексикону  -  слуги,  несколько
раз кряду они упомянули о какой-то "тряпке".
     Наконец,  те  двое  возле  шатра  Филиппа  возобновили  свою   весьма
занимательную беседу:
     - Ну, как, решился?
     - Я уже сказал: мне придется смириться.
     - То есть ты согласен пассивно поддерживать меня?
     - Вроде того. Но...
     - Это меня не устраивает. Ни в коей мере. Теперь  мы  с  тобой  одной
веревкой связаны, так что будь любезен разделить со мной  ответственность.
И не увиливай - без твоей помощи мне придется туго.
     -  А  я  не  увиливаю.  Просто  я  хочу  получить  гарантии,  что  мы
равноправные союзники. Я не собираюсь таскать для тебя каштаны из огня.
     - О нет, будь в этом уверен. Конечно, мы союзники, как  же  иначе?  А
она стоит у нас на пути, само ее существование -  смертельная  угроза  для
нас... во всяком случае, для меня. Либо она, либо я - другой  альтернативы
нет. Ну а ты... В конце концов, она отступилась от тебя - так  что  же  ты
колеблешься? Вот я на твоем месте...
     - Да, это уж точно. Тебе чужды сантименты.
     "Так,  так,  так,-  отозвалась  та  часть  сознания  Эрнана,  которая
занималась анализом услышанного.  -  ОНА  отступилась  от  второго.  Очень
важная информация! А для первого ОНА  представляет  смертельную  угрозу...
или для его планов - порой честолюбцы отождествляют поражение со  смертью,
по себе знаю... Неужели!.."
     Последовавшие за тем слова первого, сказанные с  мрачной  решимостью,
подтвердили его догадку.
     - Когда речь идет о власти, сантименты излишни и  даже  вредны.  Ради
короны я готов пожертвовать всеми  без  исключения  родственниками...  Гм,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.