Случайный афоризм
Наша эпоха опасно играет печатными силами, которые похуже взрывчатых веществ. Альфонс Доде
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1895 году родился(-лась) Сергей Александрович Есенин

В 1832 году скончался(-лась) Вальтер Скотт


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Я сам видел, собственными глазами.
     - Что?!! - вытаращился на него Филипп.
     - Ну, не... не это, а... Собственно, я видел, как Габриель выходил из
ее комнаты.
     - Ага, понятно. Ты разговаривал с ним?
     - Да.
     - И он не попросил тебя держать язык на привязи?
     - Ну... Собственно говоря... Это...
     - Все-таки попросил?
     Симон виновато заморгал.
     - Да, попросил.
     - Ах, ты трепло несчастное! - негодующе рявкнул Эрнан. - Какого тогда
дьявола ты разбалтываешь чужие секреты?! К твоему сведению,  Филипп,  этот
пустомеля уже по всему дворцу раззвонил про Габриеля и его барышню.
     Филипп укоризненно поглядел на Симона и вдруг улыбнулся.
     - Стало быть, ты видел, как Габриель выходил от Матильды?  Ладненько.
- Тут он ткнул его пальцем в грудь. -  Но  ты-то  что  делал  на  половине
фрейлин в то самое время? Вот вопрос достойный пристальнейшего изучения!
     Краска бросилась Симону в лицо.
     - Я... Я просто...
     - Ой, не заливай! - отмахнулся Шатофьер. - Если тебе  удается  водить
за нос Амелину, и она искренне убеждена в твоей верности, то со мной такой
номер не пройдет. Думаешь, я не знаю про дочь лурдского лесничего?
     - А? - Филипп озадаченно взглянул на внезапно скисшего Симона,  затем
вопрошающе посмотрел на Эрнана: - О чем ты толкуешь, дружище? Причем здесь
дочь лурдского лесничего?
     - А при том, что у этой самой  дочери  есть  три  дочурки,  чертовски
похожие на верного супруга госпожи Альбре де Бигор.
     - Да ты шутишь! - воскликнул ошарашенный Филипп.
     - Нет, клянусь хвостом Вельзевула. Он путается  с  нею  с  тринадцати
лет, а старший их ребенок родился за полгода до его женитьбы на Амелине.
     - Черти полосатые! Симон, это правда?
     Симон и не шелохнулся, как будто вовсе не расслышал вопроса. Ссутулив
плечи и опустив глаза, он был похож на пойманного с поличным  преступника,
который прекрасно понимал, что выкручиваться бесполезно, и  хранил  гордое
молчание.
     Филипп вновь обратился к Эрнану:
     - Но как же так? Почему я не знал?
     - Да потому, что никто не знал... Гм, почти никто  -  за  исключением
лесничего, нескольких слуг,  держащих  свои  языки  за  зубами,  и  матери
Симона.
     - Его матери?!
     - Ну, да. Она-то и подыскала для милки своего сына покладистого мужа,
который постоянно находится в разъездах и не задает лишних вопросов насчет
того, откуда у его жены берутся дети. Надобно сказать, что наш Симон, хоть
и простоват с виду, но хитрец еще тот. Он так ловко обставлял свои амуры с
той девицей, что даже его товарищи, с которыми  он  отправлялся  якобы  на
охоту, ничего не подозревали. Я и сам проведал об этом лишь недавно.
     - Как? От кого?
     - Э, нет. Позволь мне не открывать  своих  источников  информации.  -
Эрнан вздохнул. - Впрочем, это я  зря  тебе  рассказал.  Теперь  у  вас  с
Амелиной появился достаточно веский повод наплевать  на  свое  обещание  и
возобновить шуры-муры. М-да, боюсь, так оно и будет.
     Филипп энергично затряс головой, словно прогоняя жуткое наваждение.
     - Нет, это уму  непостижимо...  Невозможно...  Я  не  могу  поверить!
Право... Симон, ты... ты... Ведь ты был для меня  своего  рода  идеалом...
идеалом  супружеской  верности.  Я  всегда  восхищался  твоей  беззаветной
преданностью Амелине и... и даже немного завидовал тебе - что ты  способен
так любить... А теперь... Нет! Пожалуй, я  вернусь  во  дворец.  Мне  надо
переварить это... привыкнуть...  осознать...  смириться...  -  И  он,  как

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.