Случайный афоризм
В истинном писательском призвании совершенно нет тех качеств, какие ему приписывают дешевые скептики, - ни ложного пафоса, ни напыщенного сознания писателем своей исключительной роли. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Гамильтона.
     - Ну и что? Судя по рассказам, Ричард Гамильтон - добрый рыцарь.
     Эрнан состроил презрительную гримасу.
     - Да уж, добрый! - негодующе фыркнул он. - Много хуже меня.
     - Не спорю. Но это еще не значит...
     - Значит!!! Почему он, почему не я?! Ведь я лучше, я сильнее!  Какого
черта, спрашивается, король пригласил зачинщиком его, а не меня?
     - Думаю, потому что он издалека...
     - Шотландский выскочка!
     - Выскочка, не выскочка, однако прославленный воин. -  (Филипп  решил
не бередить рану друга и умолчал о  том,  что  поначалу  король  собирался
пригласить седьмым зачинщиком Шатофьера, но,  получив  письмо  от  Ричарда
Гамильтона, в котором тот изъявлял  желание  принять  участие  в  турнире,
отдал предпочтение шотландцу). - Надеюсь, ты не упустишь  случая  доказать
свое превосходство над ним?
     - Непременно! Я покажу этому сукину сыну, где раки зимуют.
     -  Между  прочим,  -  Филипп  извлек  из-за  отворота  камзола  копию
регламента. - Ты можешь записаться еще до жеребьевки - но только начиная с
третьего круга.
     - Я уже записался, - ответил Эрнан. - Пятнадцатым.
     - Не хочешь рисковать?
     - Ха! Разве это риск? Это  называется  полагаться  на  случай.  Когда
придет время бросать жребий, незабитыми останутся лишь четырнадцать первых
и, возможно, еще несколько последних мест - и на них будут претендовать не
менее полусотни рыцарей. А я не хочу, чтобы  глупая  случайность  помешала
мне сразиться с Гамильтоном.
     - Понятненько, - сказал Филипп. - Ну а ты, Симон, тоже записался?
     - Да какой из меня рыцарь! - небрежно отмахнулся тот. - Впрочем, если
кто-то из вас возглавит одну  из  партий  в  общем  турнире,  я,  конечно,
присоединюсь к нему... Ну, и еще попытаю счастья в охоте за сарацинами.
     Эрнан усмехнулся и вновь запустил руку в котомку.
     - Ай-ай-ай! - сокрушенно произнес он, вынимая  последнюю  бутылку.  -
Осталась единственная и неповторимая.
     - Не грусти, - утешил его Филипп и протянул ему свою, полную  на  две
трети. - На, возьми. С меня достаточно.
     - И мою можешь взять, - добавил Симон. - Там осталась почти половина.
     Шатофьер одобрительно хмыкнул.
     - Вот и ладушки. Вы, ребята, настоящие друзья... Ну что ж, коль скоро
у меня есть что пить, я, пожалуй,  побуду  здесь  до  приезда  императора.
Передайте Жакомо...
     - Это излишне. Август Юлий изменил свои планы.  Он  прибывает  завтра
утром.
     - Ах, так!  Тем  лучше.  Тогда  я  чуток  сосну  в  твоем  шатре,  не
возражаешь?
     - О чем может быть речь! - пожал плечами Филипп. - Спи здесь, сколько
тебе влезет.
     - Так я и поступлю, спешить-то мне некуда.  Во  дворце  меня  никакая
барышня ведь не ждет... Да, вот еще что, Филипп. Отныне в  нашей  компании
остался лишь один монах - я.
     - В каком смысле?
     - В самом прямом. Сегодня ночью Габриель, наконец, последовал  твоему
совету и распростился со своей  девственностью.  Помнишь,  вчера  он  весь
вечер увивался около той смазливенькой девчушки, сестры Монтини?  -  Эрнан
лукаво прищурился. - Говорят, ты уже положил на нее глаз, но Габриель тебя
опередил.
     - Ба! - изумился Филипп. - Кто это - "говорят"?
     - Спроси лучше у Симона. Это он мне рассказал.
     Филипп повернулся к Симону:
     - А ты-то откуда знаешь?
     Тот почему-то смутился.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.