Случайный афоризм
Произведения, написанные с удовольствием, обычно бывают самыми удачными, как самыми красивыми бывают дети, зачатые в любви.
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Гамильтона.
     - Ну и что? Судя по рассказам, Ричард Гамильтон - добрый рыцарь.
     Эрнан состроил презрительную гримасу.
     - Да уж, добрый! - негодующе фыркнул он. - Много хуже меня.
     - Не спорю. Но это еще не значит...
     - Значит!!! Почему он, почему не я?! Ведь я лучше, я сильнее!  Какого
черта, спрашивается, король пригласил зачинщиком его, а не меня?
     - Думаю, потому что он издалека...
     - Шотландский выскочка!
     - Выскочка, не выскочка, однако прославленный воин. -  (Филипп  решил
не бередить рану друга и умолчал о  том,  что  поначалу  король  собирался
пригласить седьмым зачинщиком Шатофьера, но,  получив  письмо  от  Ричарда
Гамильтона, в котором тот изъявлял  желание  принять  участие  в  турнире,
отдал предпочтение шотландцу). - Надеюсь, ты не упустишь  случая  доказать
свое превосходство над ним?
     - Непременно! Я покажу этому сукину сыну, где раки зимуют.
     -  Между  прочим,  -  Филипп  извлек  из-за  отворота  камзола  копию
регламента. - Ты можешь записаться еще до жеребьевки - но только начиная с
третьего круга.
     - Я уже записался, - ответил Эрнан. - Пятнадцатым.
     - Не хочешь рисковать?
     - Ха! Разве это риск? Это  называется  полагаться  на  случай.  Когда
придет время бросать жребий, незабитыми останутся лишь четырнадцать первых
и, возможно, еще несколько последних мест - и на них будут претендовать не
менее полусотни рыцарей. А я не хочу, чтобы  глупая  случайность  помешала
мне сразиться с Гамильтоном.
     - Понятненько, - сказал Филипп. - Ну а ты, Симон, тоже записался?
     - Да какой из меня рыцарь! - небрежно отмахнулся тот. - Впрочем, если
кто-то из вас возглавит одну  из  партий  в  общем  турнире,  я,  конечно,
присоединюсь к нему... Ну, и еще попытаю счастья в охоте за сарацинами.
     Эрнан усмехнулся и вновь запустил руку в котомку.
     - Ай-ай-ай! - сокрушенно произнес он, вынимая  последнюю  бутылку.  -
Осталась единственная и неповторимая.
     - Не грусти, - утешил его Филипп и протянул ему свою, полную  на  две
трети. - На, возьми. С меня достаточно.
     - И мою можешь взять, - добавил Симон. - Там осталась почти половина.
     Шатофьер одобрительно хмыкнул.
     - Вот и ладушки. Вы, ребята, настоящие друзья... Ну что ж, коль скоро
у меня есть что пить, я, пожалуй,  побуду  здесь  до  приезда  императора.
Передайте Жакомо...
     - Это излишне. Август Юлий изменил свои планы.  Он  прибывает  завтра
утром.
     - Ах, так!  Тем  лучше.  Тогда  я  чуток  сосну  в  твоем  шатре,  не
возражаешь?
     - О чем может быть речь! - пожал плечами Филипп. - Спи здесь, сколько
тебе влезет.
     - Так я и поступлю, спешить-то мне некуда.  Во  дворце  меня  никакая
барышня ведь не ждет... Да, вот еще что, Филипп. Отныне в  нашей  компании
остался лишь один монах - я.
     - В каком смысле?
     - В самом прямом. Сегодня ночью Габриель, наконец, последовал  твоему
совету и распростился со своей  девственностью.  Помнишь,  вчера  он  весь
вечер увивался около той смазливенькой девчушки, сестры Монтини?  -  Эрнан
лукаво прищурился. - Говорят, ты уже положил на нее глаз, но Габриель тебя
опередил.
     - Ба! - изумился Филипп. - Кто это - "говорят"?
     - Спроси лучше у Симона. Это он мне рассказал.
     Филипп повернулся к Симону:
     - А ты-то откуда знаешь?
     Тот почему-то смутился.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.