Случайный афоризм
После каждого "последнего крика" литературы я обычно ожидаю ее последнего вздоха. Станислав Ежи Лец
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Разминулись все-таки.
     Оруженосец развернул знамя Гаскони - золотые оковы на лазоревом  поле
- и при помощи двух слуг поднял его над шатром. Филипп  ничего  не  делал,
лишь наблюдал за их работой, но его  присутствие  при  сием  действе  было
обязательно   -   на   турнирном   жаргоне   это   называлось    поднимать
собственноручно. Затем на специальной жерди справа от входа  в  шатер  был
укреплен щит с гербом, касаясь которого  концом  своего  копья  противники
должны вызывать Филиппа на поединок.
     Когда  все  формальности  были  выполнены  и  Филипп  уже   собирался
трогаться в обратный путь, из небольшой рощицы,  что  начиналась  шагах  в
трехстах позади шатров, показались два всадника. Они во весь опор  неслись
к нему, размахивая руками и  что-то  выкрикивая  на  ходу.  Один  из  них,
могучего телосложения великан на громадном коне, был,  несомненно,  Эрнан.
Вторым всадником, чья лошадь, в сравнении с Шатофьеровым Байярдом,  больше
походила на пони, оказался, как и следовало ожидать, Симон.
     Друзья подъехали к Филиппу и спешились.
     - Привет, соня! - загрохотал Эрнан. - Проспался, наконец?
     - Говорят, ночью ты был у принцессы, - вставил свое словечко Симон. -
Ну и как, здорово развлекся?
     Филипп содрогнулся.
     - Ой! Не напоминай!
     - Что, объелся?
     - Да вроде того, - уклончиво ответил Филипп и решил  переменить  тему
разговора: - Так вы уже размялись?
     - Да вроде того, - передразнил его Эрнан. - И даже чуток отдохнули  в
той рощице. Этак самую малость... - Он сухо  прокашлялся.  -  Черт!  Жажда
замучила. Пожалуй, пора возвращаться.
     Филипп это предвидел.
     - Может быть, сначала перекусим? - с улыбкой спросил он.
     - А? - оживился Эрнан. - У тебя есть еда?
     - Естественно... Гоше, - велел он слуге, - занеси котомку в  шатер...
Давайте войдем, ребята, укроемся от солнца. Вот жара-то адская, не  правда
ли? Если такое будет твориться и во время турнира, дело дрянь.
     - Гораздо хуже будет, если зарядит дождь, - заметил Эрнан, следом  за
Симоном входя в шатер. - К жаре я  привык  в  Палестине.  А  вот  дождь...
Терпеть не могу, когда чавкает грязь под ногами лошадей.
     - Кому как, - пожал плечами Филипп.
     Внутри шатра они устроились на мягкой подстилке из  соломы,  накрытой
сверху плотной тканью, и принялись  за  еду.  Филипп  маленькими  глотками
потягивал из бутылки вино  и,  добродушно  усмехаясь,  наблюдал,  как  его
друзья с громким чавканьем уписывали за обе щеки внушительные куски хорошо
прожаренного и обильно сдобренного пряностями мяса.
     Наконец Эрнан удовлетворенно похлопал себя по животу и сыто отрыгнул.
     - Очень даже неплохо, -  проворчал  он,  отбросив  в  сторону  пустую
бутылку и извлекая из котомки следующую. - Это, как я понимаю, наваррское.
Великолепное вино, нечего сказать.
     -  Гасконское  лучше!  -  хором  возразили  Филипп  и  Симон,   затем
недоуменно переглянулись и громко рассмеялись.
     Эрнан тоже захохотал.
     - Экие мне патриоты! У дураков, говорят, мысли сходятся.
     Симон мигом унял свой смех.
     - Ты меня обижаешь, Эрнан, - с оскорбленным видом произнес он.
     - Это насчет чего?
     - Насчет дураков, разумеется.
     - А-а, понятно! - Шатофьер уже привык, что зачастую  Симон  принимает
шутки за чистую монету, и давно перестал этому удивляться. - Ты уж прости,
дружок, что я лишний раз напомнил тебе о твоем  несчастье...  Да,  кстати,
Филипп, об обиде.
     - О какой еще обиде?
     - Твой будущий  тесть,  оказывается,  пригласил  в  числе  зачинщиков

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.