Случайный афоризм
Назвать предмет - значит уничтожить три чверти поэтического шара, который дается временным отгадыванием; навеять - вот идеал. Малларме
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Ну и что ты видел?
     В его безразличии было  столько  наигранности  и  неискренности,  что
Симон фыркнул.
     - Ой, прекрати, друг! Из тебя никудышный лицемер. Ты с самого  начала
пялился на эту девчушку так, будто собирался изжарить ее и съесть.  Причем
ни с кем не делясь. - Он немного помолчал, затем добавил: - Это я  так,  в
шутку сказал. А если серьезно, то ты меня обижаешь.
     - Обижаю?
     - А разве нет? Разве не обидно,  когда  тебя  принимают  за  дурачка,
которого ничего не стоит обвести вокруг пальца?
     - Ошибаешься, Симон. Я вовсе не считаю тебя дурачком.
     - Однако считаешь, что меня легко обмануть. Черта с два! Не такой  уж
я наивный простачок! Сколько бы ты не убеждал меня,  что  равнодушен  к...
как бишь ее зовут?.. ага! - к Матильде де Монтини,  -  я  этому  вовек  не
поверю. Потому что ты влюблен в нее. Это так  же  верно,  как  и  то,  что
Филипп собирается ее... гм... имеет относительно  ее  вполне  определенные
намерения, с которыми  ты  решительно  не  согласен.  И  тебя  приводит  в
отчаяние мысль о том, что сейчас они остались наедине и...
     Габриель резко вскочил на ноги; щеки его вспыхнули густым румянцем.
     - Прекрати, Симон! Ты преувеличиваешь.
     Тот с сомнением покачал головой.
     - Так-таки и преувеличиваю?
     - Да. Не буду скрывать, она мне понравилась, даже очень  понравилась.
Но чтобы влюбиться... Да что и говорить! Я ведь ничего не знаю про  нее  -
кто она такая, что из себя представляет.  Ну,  сам  подумай:  разве  можно
полюбить человека, совершенно не зная его?
     Симон допил вино, поставил бокал на стол и возвратился в свое кресло.
     - Извини, Габриель, - сказал он. - Я ошибался. У тебя и в  мыслях  не
было обманывать меня...
     - Я же говорил тебе...
     - Погоди, друг, я еще не закончил. Ты и в самом деле  не  обманываешь
меня -  потому  что  обманываешь  себя.  Со  мной  тоже  такое  бывает,  в
частности, когда дело касается Амелины. Она врет мне напропалую, и я  знаю
это, и она знает, что я знаю. Однако мы  оба  делаем  вид,  что  не  знаем
ничегошеньки: я - о том, что она врет мне, она - что я знаю, что она врет.
Мало того, мы не просто делаем вид; я пытаюсь  убедить  себя  в  том,  что
Амелина говорит правду, а она - что я принимаю ее ложь за  чистую  монету.
Странно, не так ли? Эрнан как-то сказал мне, что это в порядке вещей,  что
человеку свойственно обманывать не только других, но и самого  себя  -  и,
прежде всего, себя. Дескать, трудно быть честным перед  другими,  но  быть
всегда и во всем честным перед собой - мучительно. Не знаю,  возможно,  он
прав. Во всяком случае, я лично не могу обойтись без того, чтобы время  от
времени не солгать себе. Так жить становится легче. Безмятежнее, что ли.
     Габриель слушал Симона с нарастающим изумлением.
     "Этого еще не хватало! - удрученно  подумал  он.  -  Уж  если  и  наш
простачок Симон ударился в философию, то дело явно дрянь".
     - Вот так и ты, - между тем  продолжал  Симон.  -  Пытаешься  внушить
себе, что эта девушка  ничего  для  тебя  не  значит,  выдумываешь  всякие
нелепые отговорки, вроде: "я же не  знаю  ее".  Глупости  все!  Это  чтобы
подружиться с человеком, надо хорошо  знать  его,  но  чтобы  влюбиться  -
необязательно, порой  достаточно  бывает  и  одного  взгляда.  Именно  так
случилось с тобой, однако в силу известных нам обоим причин ты испугался и
прибегнул к самообману. Не возражаю  -  быть  может,  ты  сделал  разумный
выбор. Ведь не исключено, что сейчас, в это самое мгновение, Филипп завлек
Матильду в свою спальню... Согласись, на такие дела он скор и времени  зря
не теряет... Итак,  они  оказались  в  спальне,  он  резкими,  похотливыми
движениями срывает с нее одежду, она обхватывает руками его шею,  их  губы
сливаются в поцелуе, а тем  временем  его  руки  скользят  по  ее  бедрам,
раздвигая ей ноги...
     Тут Симона прервал жуткий, пронзительный  вой.  От  неожиданности  он

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.