Случайный афоризм
Библиотеки - госрезерв горючих материалов на случай наступления ледникового периода. (Владимир Бирашевич (Falcon))
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Ну и что ты видел?
     В его безразличии было  столько  наигранности  и  неискренности,  что
Симон фыркнул.
     - Ой, прекрати, друг! Из тебя никудышный лицемер. Ты с самого  начала
пялился на эту девчушку так, будто собирался изжарить ее и съесть.  Причем
ни с кем не делясь. - Он немного помолчал, затем добавил: - Это я  так,  в
шутку сказал. А если серьезно, то ты меня обижаешь.
     - Обижаю?
     - А разве нет? Разве не обидно,  когда  тебя  принимают  за  дурачка,
которого ничего не стоит обвести вокруг пальца?
     - Ошибаешься, Симон. Я вовсе не считаю тебя дурачком.
     - Однако считаешь, что меня легко обмануть. Черта с два! Не такой  уж
я наивный простачок! Сколько бы ты не убеждал меня,  что  равнодушен  к...
как бишь ее зовут?.. ага! - к Матильде де Монтини,  -  я  этому  вовек  не
поверю. Потому что ты влюблен в нее. Это так  же  верно,  как  и  то,  что
Филипп собирается ее... гм... имеет относительно  ее  вполне  определенные
намерения, с которыми  ты  решительно  не  согласен.  И  тебя  приводит  в
отчаяние мысль о том, что сейчас они остались наедине и...
     Габриель резко вскочил на ноги; щеки его вспыхнули густым румянцем.
     - Прекрати, Симон! Ты преувеличиваешь.
     Тот с сомнением покачал головой.
     - Так-таки и преувеличиваю?
     - Да. Не буду скрывать, она мне понравилась, даже очень  понравилась.
Но чтобы влюбиться... Да что и говорить! Я ведь ничего не знаю про  нее  -
кто она такая, что из себя представляет.  Ну,  сам  подумай:  разве  можно
полюбить человека, совершенно не зная его?
     Симон допил вино, поставил бокал на стол и возвратился в свое кресло.
     - Извини, Габриель, - сказал он. - Я ошибался. У тебя и в  мыслях  не
было обманывать меня...
     - Я же говорил тебе...
     - Погоди, друг, я еще не закончил. Ты и в самом деле  не  обманываешь
меня -  потому  что  обманываешь  себя.  Со  мной  тоже  такое  бывает,  в
частности, когда дело касается Амелины. Она врет мне напропалую, и я  знаю
это, и она знает, что я знаю. Однако мы  оба  делаем  вид,  что  не  знаем
ничегошеньки: я - о том, что она врет мне, она - что я знаю, что она врет.
Мало того, мы не просто делаем вид; я пытаюсь  убедить  себя  в  том,  что
Амелина говорит правду, а она - что я принимаю ее ложь за  чистую  монету.
Странно, не так ли? Эрнан как-то сказал мне, что это в порядке вещей,  что
человеку свойственно обманывать не только других, но и самого  себя  -  и,
прежде всего, себя. Дескать, трудно быть честным перед  другими,  но  быть
всегда и во всем честным перед собой - мучительно. Не знаю,  возможно,  он
прав. Во всяком случае, я лично не могу обойтись без того, чтобы время  от
времени не солгать себе. Так жить становится легче. Безмятежнее, что ли.
     Габриель слушал Симона с нарастающим изумлением.
     "Этого еще не хватало! - удрученно  подумал  он.  -  Уж  если  и  наш
простачок Симон ударился в философию, то дело явно дрянь".
     - Вот так и ты, - между тем  продолжал  Симон.  -  Пытаешься  внушить
себе, что эта девушка  ничего  для  тебя  не  значит,  выдумываешь  всякие
нелепые отговорки, вроде: "я же не  знаю  ее".  Глупости  все!  Это  чтобы
подружиться с человеком, надо хорошо  знать  его,  но  чтобы  влюбиться  -
необязательно, порой  достаточно  бывает  и  одного  взгляда.  Именно  так
случилось с тобой, однако в силу известных нам обоим причин ты испугался и
прибегнул к самообману. Не возражаю  -  быть  может,  ты  сделал  разумный
выбор. Ведь не исключено, что сейчас, в это самое мгновение, Филипп завлек
Матильду в свою спальню... Согласись, на такие дела он скор и времени  зря
не теряет... Итак,  они  оказались  в  спальне,  он  резкими,  похотливыми
движениями срывает с нее одежду, она обхватывает руками его шею,  их  губы
сливаются в поцелуе, а тем  временем  его  руки  скользят  по  ее  бедрам,
раздвигая ей ноги...
     Тут Симона прервал жуткий, пронзительный  вой.  От  неожиданности  он

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.