Случайный афоризм
Для нас, писателей, ругань ничего не значит, мы живем для того, чтобы о нас кричали; одно только молчание нас губит. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

официальных  торжеств.  Поскольку  никаких  возражений  ни  от   кого   не
последовало, на том и порешили.
     Отобедав, молодые люди еще немного поболтали о всяких пустяках, затем
Бланка  во  исполнение  своего  обещания  послала  Этьена  де  Монтини  за
Габриелем, строго-настрого велев ему не  затевать  с  ним  ссоры,  а  сама
попрощавшись с Филиппом и Маргаритой, отправилась к себе.
     Не успел Филипп проводить ее изящную  фигурку  вожделенным  взглядом,
как Маргарита очутилась у него на коленях и обхватила руками его шею.
     - Сегодня отец сказал мне, что  наш  брачный  контракт  уже  готов  к
подписанию.
     - Ну да. А тебе-то что?
     - Как это что! Я жду, не дождусь, когда стану твоей женой.
     От неожиданности Филипп нервно закашлялся. Появись перед  ним  Сатана
собственной персоной, он бы, пожалуй, здорово испугался, но удивлен был бы
куда меньше, ибо в  существовании  Князя  Тьмы  нисколько  не  сомневался.
Маргарита похлопала его по спине.
     - С тобой все в порядке, милый? Что стряслось?
     - Ничего особенного, - ответил он, с трудом  уняв  кашель.  -  Слюной
подавился... Так о чем мы говорил? Ах да, помолвка.  Если  не  возражаешь,
объявим о ней сразу же после турнира.
     - Угу. А вскоре мы  поженимся,  -  проворковала  она,  запуская  свои
тонкие  пальчики  в  его  золотистую  шевелюру.   -   Это   будет   просто
замечательно!
     "Чтоб я сдох!" - прошептал себе под нос ошеломленный Филипп.
     Перед  ним  было  лишь  жалкое  подобие  той   гордой,   независимой,
своенравной красавицы, очаровавшей его накануне вечером. Правильные  черты
ее лица безвольно расплылись, голос  звучал  вяло  и  отталкивающе,  а  ее
большие голубые глаза смотрели на него с собачьей преданностью.
     "Боже! - ужаснулся он. - Что я наделал!.."
     Между тем Маргарита крепче прижалась к нему и сказала:
     - Кстати, ты всегда покидаешь женщин среди ночи?
     - Да нет, крайне редко. Лишь когда вынуждают обстоятельства.
     - И какие же обстоятельства были это ночью?
     - Я беспокоился за Габриеля. Когда мы расстались, он был не в себе, и
я очень боялся, что он сделает  какую-нибудь  глупость.  Как  видишь,  мои
опасения подтвердились. - Тут Филипп малость покривил душой;  причина  его
ухода была гораздо банальнее. Днем ему не удалось как следует отдохнуть  с
дороги, и он раньше времени выбился из сил, но не хотел обнаруживать этого
перед принцессой.
     Маргарита наклонила голову и нежно коснулась губами его губ.
     - В таком случае, милый, за тобой должок.
     Филипп улыбнулся:
     - А я не люблю оставаться в долгу.
     - Ну так что, начнем?
     - Где? Прямо здесь?
     - Нет, я предпочитаю заниматься этим в постели. - Она ловко соскочила
с его колен и, смеясь, протянула ему руку. - Пошли, пока я еще в состоянии
ходить. Не то тебе придется нести меня.
     - Без проблем, - ответил Филипп и подхватил ее на руки.
     Позже, утомленные ласками, они лежали рядышком на широкой  кровати  в
принцессиной спальне. Филипп уже начал погружаться  в  сладкую  полудрему,
как вдруг до его ушей донеслось тихое всхлипывание. Затем еще одно.
     Он раскрыл глаза и озадаченно взглянул на  Маргариту.  Щеки  ее  были
влажные от слез.
     - Что с тобой, милочка?
     - Да так, ничего, - ответила она, утирая слезы. - Просто... просто  я
подумала, что... что... - Лицо ее  сказала  плаксивая  гримаса,  и  она  с
нытьем   в    голосе,    точно    обиженный    ребенок    произнесла:    -
Ты-не-лю-бишь-ме-ня!
     - Ну, почему же, дорогая? - Филипп привлек ее к себе и поцеловал. - Я

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.