Случайный афоризм
Мораль должна быть не целью, но следствием художественного произведения. Бенжамен Констан
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

возмутился Симон. -  В  какие-то  погреба,  пусть  даже  винные!  Нет  уж,
спасибочки, как-нибудь обойдусь. Это работа для слуг.
     - Вот и пошли своего слугу.
     - А у твоего Гоше что, ноги отсохли?
     - Наверно, я пойду, монсеньор, -  нерешительно  произнесла  Матильда,
однако пылкий взгляд Филиппа приковал ее к месту.
     - Ну, все, хватит! -  объявил  Альбре.  -  Прения  окончены.  Ты  сам
выйдешь, Симон, или мне взять тебя на руки?
     Трезво  оценив  реальное   соотношение   сил,   Симон   счел   лучшим
повиноваться и неохотно последовал за Габриелем.
     - Вот ты какой! - обиженно пробормотал он.
     - Да, я такой! - Гастон плотно затворил за собой дверь и  добавил:  -
Ну ты и дурачина, дружок!
     Стоявший в углу передней Марио д'Обиак (он  только  что  отпрянул  от
двери, возле которой  подслушивал  разговор  в  гостиной)  издал  короткий
смешок. Габриель исподлобья бросил на него хмурый взгляд и торопливо вышел
в коридор.
     - Что-то он не в духе,  -  тихо  заметил  Гастон,  выходя  следом.  -
Объелся, видать.
     Симон хмыкнул.
     - А кто-то еще называет меня дурачком, - прошептал он себе под нос. -
Чья бы корова мычала...
     - Что ты говоришь?
     - Да так, ничего особенного... Эй, Габриель! - повысил голос Симон. -
Куда ты так спешишь? Обожди, пойдем вместе.
     Весь путь от апартаментов Филиппа до покоев, отведенных под жилье для
знатных гасконских дворян, они  прошли  молча.  Возле  своей  двери  Симон
остановился и взял Габриеля за локоть.
     - Загляни ко мне на минуту, ладно?
     Тот безразлично кивнул.
     - Не забудь про Эрнана, - бросил на ходу Гастон.
     - Иди-иди. Будь спокоен, не забуду.
     Симонова квартира состояла из двух жилых комнат, одна из которых была
спальней, другая - чем-то вроде прихожей, а также передней, где за  тонкой
перегородкой находилось крохотное помещеньице для личного слуги.  Войдя  в
прихожую, Габриель  плюхнулся  в  ближайшее  кресло  и  тупо  уставился  в
противоположную  стенку.  Симон  первым  делом  осмотрел  свое  жилище   и
обнаружил, что все его вещи уже разобраны и аккуратно разложены по  шкафам
и сундукам, повсюду царит отменный порядок, а на столике в прихожей  стоит
полный кувшин красного вина. Он похвалил своего камердинера за проявленную
расторопность и отправил его на поиски Шатофьера.
     Когда слуга ушел, Симон  наполнил  два  кубка  вином,  протянул  один
Габриелю и устроился в кресле напротив него.
     Габриель залпом  осушил  свой  кубок  и  даже  не  поморщился.  Симон
укоризненно показал головой.
     - Ну? - произнес он, медленно потягивая вино.  -  Так  вот  и  будешь
сидеть, сложа руки? А между тем Филипп  пытается  соблазнить  даму  твоего
сердца. И вряд ли он встретит должный отпор с ее стороны.
     Габриель судорожно сглотнул и закашлялся.
     - О чем ты толкуешь?
     - Да брось ты! - отмахнулся Симон. -  Меня  не  проведешь.  Может,  я
прост и наивен, но отнюдь не  толстокож.  За  толстой  кожей  обращайся  к
Гастону, этого добра у него навалом. Он  так  и  не  понял,  что  с  тобой
происходит.
     - А ты понял?
     - Конечно! Я же все видел.
     Габриель  промолчал.  Симон  пытливо  смотрел  на  него  и  покачивал
головой. Наконец, Габриель сообразил, что молчанием он  только  усугубляет
возникшую неловкость,  с  трудом  оторвал  взгляд  от  своих  башмаков  и,
стараясь придать своему голосу как можно больше безразличия, осведомился:

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.