Случайный афоризм
Писатель скорее призван знать, чем судить. Уильям Сомерсет Моэм
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

которыми пользовалась Маргарита, и запах этот ударил ей в ноздри так резко
и неприятно, точно нашатырь. Бедняжка с трудом проглотила комок, что вновь
подкатился ей к горлу, и до боли прикусила губу, из последних сил  пытаясь
унять очередной приступ рыданий. Как она была глупа и наивна, поверив  его
лживым речам о любви! Как жестоко он обошелся с нею!.. В  его  глазах  она
была лишь игрушкой -  красивое  личико,  черные  кудри,  длинные  стройные
ножки, гибкий стан - одним словом, лакомый кусочек, вполне  пригодный  для
развлечений, но не слишком ценный, чтобы им дорожить. Он с легким  сердцем
уступил ее своему дворянину, тут же выбросил ее  из  головы  и  отправился
искать любви у другой...
     Когда Матильда вошла в спальню, Маргарита лежала ничком  на  кровати,
уткнувшись лицом в подушку.
     - Ты что-нибудь забыл, Филипп?  -  нежно  промурлыкала  она,  услышав
тихий скрип двери.
     - Это я, сударыня, - дрожащим голосом отозвалась Матильда.
     - Ты? - Маргарита перевернулась набок и озадаченно взглянула на  нее.
- Что с тобой, душенька? Почему ты не спишь? У тебя такой измученный вид.
     - Ну... Да нет, ничего, сударыня. Просто... Просто я  хочу  побыть  с
вами.
     Принцесса вздохнула.
     - Боюсь, не к добру это, Матильда. Слишком уж часто ты набиваешься ко
мне - смотри, как бы не начала всерьез интересоваться девчонками. Впрочем,
ладно, оставим это. По правде говоря, я даже рада, что  ты  пришла.  Иначе
довелось бы будить Констанцу, а мне сейчас  не  шибко  хочется  видеть  ее
кислую мордашку. К тому же она пристает ко мне еще настойчивее, чем  ты  -
тоже мне порядочная!.. Ну, ложись, не стой, как вкопанная;  только  сперва
подай мне рубашку, она должна валяться где-то там, возле тебя.
     Матильда подобрала с пола сей  кокетливый  наряд,  скромно  именуемый
ночной рубашкой,  и  отдала  его  своей  госпоже.  Маргарита  облеклась  в
полупрозрачную дымку, делавшую ее  еще  более  соблазнительной,  нежели  в
голом виде, а Матильда тем временем сбросила с ног тапочки, сняла  с  себя
пеньюар и быстро юркнула под одеяло.  Обхватив  Маргариту  за  талию,  она
крепко прижалась к ней.
     - Ну вот! -  с  грустью  произнесла  принцесса.  -  Что  я  говорила!
Пожалуй, тебе пора замуж.
     - Нет, - прошептала Матильда, зарываясь  лицом  на  ее  груди.  -  Не
надо... Не хочу...
     - А что же ты хочешь? Остаться старой девой?
     - Не знаю, сударыня, я ничего не хочу. Я... Я хочу в монастырь!..
     - Ага! - выдохнула Маргарита с явным облегчением.  -  Понятненько!  -
Она взяла Матильду за подбородок и подняла к себе ее лицо.  -  Коль  скоро
речь зашла о монастыре, значит ты влюбилась.
     Матильда густо покраснела и опустила глаза.
     - Так я угадала? - не унималась  Маргарита.  -  И  кто  же  он,  этот
счастливчик?.. Ну-ка, ну-ка! Ведь это Красавчик Филипп, верно? Отвечай!
     Матильда  утвердительно  кивнула   и   вдруг   разразилась   громкими
рыданиями.
     - Да что же это такое, в  самом  деле?  -  растерялась  принцесса.  -
Прекрати реветь, успокойся. Объясни, наконец, что стряслось?
     - Он... Он... - начала было Матильда, но слезы помешали ей говорить.
     - Неужели он обидел тебя?!
     - Нет, не... не он... Это... это не о... он...
     - Не Филипп? А кто?
     - Это его... господин де... де Шеверни.
     - Господин де Шеверни? Тот приятный молодой  человек,  с  которым  ты
проболтала весь вечер?
     - Д-да... Он...
     - И что же он сделал?
     - Он... он... Он оскорбил... оскорбил меня.
     - Оскорбил? Как?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.