Случайный афоризм
Дураки и безумцы - вот два разряда поклонников, которых писатель имеет при жизни. Э. и Ж.Гонкур
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ее любимцы здесь в почете хотя бы потому,  что  они  ее  любимцы.  Вот,  к
примеру, твоя сестра. Около  Матильды  увиваются  не  только  льстецы;  ее
дружбы добиваются также и порядочные девушки из богатых и знатных семей, а
многие весьма достойные молодые люди не прочь жениться на ней. Так  и  ты,
как только станет известно о твоем назначении...
     - Постой-ка! - вдруг всполошился Монтини. - Ведь я  даже  не  рыцарь.
Какой же из меня лейтенант?
     Бланка улыбнулась.
     - Будь покоен, за этим дело не станет. Хоть завтра я  могу  посвятить
тебя в рыцари.
     - Ты?!
     - Ну да. А что тут такого? В конце  концов,  я  графиня  Нарбоннская,
один из пэров Галлии, и мне уже шестнадцать лет.
     - Это что, шутка? - спросил Этьен.
     - Конечно, шутка, - сказала Бланка. - Я же не хочу, чтобы  придворные
насмешники измывались над  тобой:  дескать,  заслужил  рыцарские  шпоры  в
постели. А если без шуток, то я попрошу  кузена  Аквитанского.  Мы  с  ним
добрые друзья, и он не откажет мне в этой услуге.
     Монтини пристально посмотрел ей в глаза.
     - А знаешь, дорогая,  такой  очаровательной  женщине  как  ты  опасно
обращаться к Красавчику за услугой. Глядишь, он потребует благодарности  -
на свой манер.
     И они весело расхохотались.



        9. ПОРУГАННАЯ

     После  ухода  Габриеля  Матильда  долго  лежала  на   кровати,   тупо
уставившись невидящим взглядом в  потолок.  Ее  охватило  какое-то  жуткое
оцепенение. Ей отчаянно хотелось заплакать, но, несмотря на все  старания,
глаза ее оставались сухими, она  не  могла  выдавить  из  себя  ни  единой
слезинки. Тугой комок, что подступил было  к  горлу,  так  и  застрял  там
намертво, не желая ни возвращаться обратно, ни  вырываться  наружу,  и  от
этого на сердце ей становилось еще горче, еще тяжелее.
     Прошло довольно много времени, прежде чем Матильде удалось  стряхнуть
оцепенение. Она села в постели  и  медленно,  будто  в  трансе,  принялась
сбрасывать с себя измятую, местами разорванную одежду. Раздевшись  донага,
Матильда тщательно вытерла кровь - и лишь тогда комок в ее горле, наконец,
подался, слезы брызнули из ее глаз,  и  она  безудержно  зарыдала,  горько
оплакивая свою  поруганную  невинность,  свои  разрушенные  иллюзии,  свои
безжалостно растоптанные мечты...
     Когда начал заниматься рассвет, Матильда, выплакав все слезы и оттого
немного успокоившись, встала с  постели,  надела  на  себя  чистую  нижнюю
рубаху и длинный пеньюар, вступила босыми ногами  в  тапочки  и  торопливо
покинула комнату. Она больше не могла оставаться  там,  где  над  ней  так
жестоко наглумились, ей было страшно наедине  со  своими  мыслями,  и  она
решила  пойти  к  Маргарите.  Матильда  знала,  что   накануне   принцесса
рассорилась с Рикардом, и посему надеялась застать ее в спальне одну  или,
в худшем случае, с Констанцей де Арагон. В последние  два  года  Маргарита
плохо засыпала сама и обычно, когда у нее не было мужчин, брала к  себе  в
постель дежурную фрейлину - но при всем том ее отношения с девушками  были
совершенно невинными.
     По пути Матильда едва не столкнулась лицом к лицу с Филиппом и лишь в
последний момент успела спрятаться в  одной  из  неглубоких  ниш  в  стене
коридора.
     Филипп  прошел  мимо,  не  заметив  ее.  Белокурые  волосы  его  были
всклочены, щеки пылали алым румянцем; одет он был явно  второпях  и  очень
небрежно, а на губах его играла самодовольная ухмылка ловеласа, только что
одержавшего очередную победу. На Матильду повеяло тонким  ароматом  духов,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.