Случайный афоризм
Если я с друзьями, просматривая сокровища древних мудрых мужей, которые они оставили нам в своих сочинениях, встретим что-либо хорошее и заимствуем, то считаем это великой прибылью для себя... Сократ
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Даже интригующе: принцесса Кастилии, старшая  дочь  короля,  в  постели  с
нищим попрошайкой. Да-а, порой жизнь преподносит нам такие курьезы, что  и
не снились жалким сочинялам романов и баллад с их убогой фантазией.
     - Если вы намерены и дальше разговаривать со мной  в  таком  тоне,  -
предупредила Бланка, бледнея от гнева, - можете не утруждать  себя.  Лучше
уж сразу убирайтесь к чертовой матери.
     - Ай, ай, ай! - удрученно покачал  головой  граф.  -  Как  быстро  вы
учитесь у Маргариты всем ее порокам - и разврату, и сквернословию! Куда  и
девалась ваша была застенчивость, изысканность в речах... - Он умолк,  так
как Бланка уже готова была взорваться. - Впрочем, ладно. Прошу прощения за
грубость и предлагаю  в  дальнейшем  обходиться  без  взаимных  упреков  и
оскорблений. Скажем так: лежащий подле вас молодой господин,  несмотря  на
все свои бесспорные достоинства, будем  откровенны,  все  же  недостаточно
знатен  и  богат...  мм...  для  такой  высокой  должности,  как  любовник
принцессы.
     Монтини не знал, куда ему деться от стыда и унижения. В словах  графа
он почувствовал кислый привкус правды - тот  самый  привкус,  который  уже
давно набил ему оскомину.
     - Это не ваше дело, сударь! - зло  ответила  Бланка.  -  Вас  это  не
должно касаться.
     -  Однако  касается.  Так  касается,  что  даже  кусается.  Ведь  вы,
сударыня, хотите того или нет, в глазах всего мира являетесь моей женой, а
потому мне вовсе не безразлично, с кем вы делите постель, так как об  этом
судачат все, кому не лень. И, добавлю, исподтишка насмехаются  надо  мной.
Вы выставляете меня на всеобщее посмешище.
     - Скажите еще спасибо, что не на  позорище,  -  с  издевкой  ответила
Бланка. - А это я могу сделать,  вы  знаете.  И  тогда  плакали  все  ваши
честолюбивые планы.
     Александр тяжело вздохнул.
     - Да уж, знаю. Крепко вы держите меня в узде, нечего сказать... Итак,
сударыня, после этой словесной разминки, нам, пожалуй, пора  переходить  к
делу.
     - К какому такому делу? У меня, к счастью, нет с вами  никаких  общих
дел.
     - Речь идет об одном милом молодом человеке, который...
     - Об этом милом молодом человеке  я  как-нибудь  позабочусь  сама,  -
оборвала его Бланка. - Не смейте вмешиваться в мою личную жизнь,  господин
граф. Вы потеряли на это право.
     - Но я хочу предложить вам полюбовную сделку, - настаивал  Александр.
- Надеюсь, она удовлетворит нас обоих... всех троих.
     Однако Бланка была непреклонна:
     - Ничего у вас не выйдет, милостивый государь. Я не собираюсь  ронять
свое достоинство, заключая с вами какую бы то ни было сделку.  Довольно  с
меня и нашего брака -  самого  прискорбного  события  всей  моей  жизни...
Коломба! - громко позвала она.
     Тотчас  дверь  отворилась,  и  в  спальню   прошмыгнула   молоденькая
смуглолицая горничная Бланки.
     - Что вам угодно, моя госпожа?
     - Граф покидает нас.  Проводи  его  к  выходу,  чтобы,  случайно,  не
заблудился.
     - Но, сударыня... - начал было Александр.
     - Аудиенция закончена, сударь, - кротко произнесла Бланка. - Еще одно
слово, и я велю страже вышвырнуть вас вон. Уразумели?
     Граф  все  уразумел.  Ему  был  хорошо  знаком  этот  тон  -  ровный,
сдержанный, чуть ли не ласковый. Таким вот тоном покойный дон  Фернандо  в
былые  времена  объявлял  смертные  приговоры  провинившимся  дворянам   и
чиновникам.  Таким  же  тоном  в  тот  памятный  февральский  день  Бланка
запретила ему под страхом разоблачения впредь переступать порог ее покоев.
В  состоянии  крайнего  раздражения  она  производила  еще  более   жуткое
впечатление, чем даже ее отец,  ибо  произносила  свои  угрозы  не  только

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.