Случайный афоризм
Стихи умеют быть лаконичными, как пословица, и подобно пословице глубоко врезаться в память. Самуил Яковлевич Маршак
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Что за вздор ты несешь! Ничего такого не было...
     - Так-таки и не было? - ухмыльнулся Симон. - Хватит  заливать,  друг,
меня не проведешь. Я вовсе не глупый, я все замечаю... Ну,  и  как  она  в
постели, хороша?.. Ах да, я  же  забыл,  что  это  у  тебя  впервые.  Тебе
понравилось?
     - Прекрати! - даже не воскликнул, а скорее прорычал Габриель.
     Симон озадаченно взглянул на него и пожал плечами.
     - Ладно, воля твоя. Если не хочешь говорить об этом, так тому и быть.
Не стану же я принуждать тебя. Да, кстати, почему ты так рано уходишь?
     - А ты почему?
     - Фи! - брезгливо поморщился Симон. - Мне просто  не  повезло.  Шлюха
чертова! Бах-трах, легкий вздох, свечку в руки -  и  будь  здоров.  Бревно
бесчувственное!
     - А может быть, ты сам виноват, что не сумел расшевелить ее?
     - Еще чего скажешь! Я же не мальчишка  какой-нибудь,  вроде  тебя.  Я
человек женатый...
     - И рогатый, - неожиданно съязвил Габриель. Он не  имел  обыкновения,
подобно остальным, подтрунивать над  Симоном,  но  сейчас,  доведенный  до
белого каления его расспросами, не смог придержать свой язык.
     - Эх, ты! - обиженно произнес Симон. - А еще друг...
     - Прости, я не хотел. Как-то само самой вырвалось.
     - Я ведь так люблю Амелину, - затянул Симон свою старую, уже порядком
набившую Габриелю оскомину, песенку. - Я боготворю ее. А она, негодница...
     - Она пообещала больше не изменять тебе, - резонно заметил Габриель.
     - Зато раньше изменяла. Еще как изменяла.
     - И ты решил отомстить ей? Ну-ну,  давай,  времени  впереди  много  -
может, свое отквитаешь.
     Теперь пришла очередь смущаться Симону.
     - Да нет, что ты! Это так... нечаянно. - Он взял Габриеля за руку и с
мольбой в голосе добавил: - Только не  говори  ничего  Амелине.  Если  она
прознает об этом, снова загуляет с Филиппом. Вообще  никому  не  говори...
Ну, пожалуйста, пообещай, что будешь молчать. Хочешь, на коленях попрошу?
     - Не стоит, я и так ничего не скажу. При условии, конечно, что  и  ты
забудешь о нашей встрече.
     - Безусловно! Я нем, как статуя.
     - В таком случае, я тоже нем, -  ответил  Габриель.  -  Доброй  ночи,
Симон.
     - А разве ты не идешь к себе?
     - Нет. Я... э-э... Я немного прогуляюсь.
     Симон добродушно усмехнулся.
     - Ага, проказник, еще захотел! Ну что ж, ступай  прогуливайся...  Гм,
только смотри не забегайся.
     Габриель печально вздохнул.
     "Что-что, а забегаться мне явно не грозит".
     Он проводил долгим взглядом уходящего Симона, затем свернул за угол и
вскорости снова оказался перед дверью Матильды.
     "Ступай-ка ты прочь, дружок, - сказала ему здравая часть рассудка.  -
Дождись  утра.  Это  не  самый  лучший  способ  завоевать  благосклонность
порядочной девушки - заявиться к ней среди  ночи  и  признаться  в  любви,
полагая, что она тотчас бросится тебе на шею".
     "Почему же? - отозвалась другая часть, одуревшая от страсти. - Все  в
порядке. Я нравлюсь ей, но она не хочет  это  понять,  ибо  вбила  себе  в
голову, что влюблена в Филиппа".
     "Глупости! - возразил здравый смысл. - Это чистой воды самообман".
     "Вовсе нет, - упорствовала дурь. - Это правда".
     Как обычно, дурь взяла верх над доводами  здравого  смысла.  Габриель
постучал.
     Ему показалось, что прошло несколько долгих столетий прежде,  чем  за
дверью  послышалось  шуршание  шелковых  юбок  и  тихий  стук  поднимаемой
щеколды. Наконец, дверь отворилась, и на пороге появилась Матильда. В этот

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.